А ну-ка – чем пахнет?!


| 1759

В РГСУ открылась научно-клиническая ольфакторная лаборатория.

Дорогие друзья, сегодня мы открываем новую рубрику – «Разрешите представить». Здесь мы будем знакомить вас с новыми в нашем медиапространстве людьми – руководителями вновь созданных подразделений, недавно назначенными ключевыми сотрудниками и просто интересными людьми, ни разу не появлявшимися в нашем инфополе. И первый гость рубрики – Константин Григорьевич Добрецов, заведующий научно-клинической ольфакторной лабораторией университетской клиники медицинского факультета РГСУ, доктор медицинских наук, врач оториноларинголог.

     

— Константин Григорьевич, я уверена, что в среднем из десяти наших читателей, что значит слово «ольфакторный», знают примерно… ну, будем оптимистами – один. Расскажите коротко что же за лаборатория такая появилась в нашем университете?

— Медицинский факультет – один из самых молодых в нашем вузе. И естественно, на начальном этапе очень сложно конкурировать с монстрами – с учреждениями, которые уже давно находятся на рынке, имеют свои научные и практические школы. Поэтому было принято решение – создать некие «вишенки», которые могли бы приукрасить точечно университетскую клинику и непосредственно медицинский факультет. Поэтому мы на волне коронавирусной инфекции (плюс моя специальность — врач оториноларинголог) создали научно-клиническую ольфакторную лабораторию. (ольфакторный [лат. olfactorius – благовонный, душистый] - обонятельный, относящийся к области восприятия запахов). Эта лаборатория будет заниматься лечением пациентов с нарушением обоняния.

  

— И много таких пациентов может быть, по вашим прогнозам?

— Давайте возьмем простой пример. Сколько человек в Москве и Московской области переболело ковидом? Ну, уже примерно около 4 миллионов. И от 30 до 60% после ковидной инфекции страдают проблемами с обонянием. Большинство из них восстанавливается и проблем дальше не имеет. Но примерно у 5-7% них сохраняется нарушение обоняния. Только это уже достаточно большая армия пациентов, которая на сегодняшний день довольно часто остается без специализированной помощи

  

— Но почему?

— Потому что раньше эта проблема была узкоспециализированная, в «доковидные» времена пациентов было очень мало. Соответственно, она не требовала большого количества специалистов. А другая причина в том, что проблема нарушений обоняния находится на стыке разных медицинских специальностей – отоларингологии, неврологии и даже психологии. Поэтому и подход к лечению должен быть комплексным, а таких организаций очень мало. В результате сейчас только в Москве и Московской области больше 100 тысяч человек, которые страдают нарушением обоняния. Центров, чтобы помочь таким людям, практически нет. Зато есть сумасшедшая потребность, спрос на эту тему. Если вы забьете в поисковой строке в Google, то увидите, что нарушение обоняния в топе по поисковым запросам.

  

— А насколько обоняние вообще важно для человека? Можно же жить и работать, не чувствуя запахов?

— Очень хороший вопрос. Для начала – факт: в 2004 году американские ученые Линда Бак и Ричард Аксель получили Нобелевскую премию за исследования «Обонятельных рецепторов и организации системы органов обоняния». Это показывает важность проблемы обоняния для человечества в целом. Начнём с того, что обоняние является, с точки зрения филогенеза, самой древней сенсорной системой в нашем организме. И хотя в течение эволюции, по Дарвину – «от обезьяны к человеку», роль обоняния постоянно уменьшалась, ее заменяли другие сенсорные системы. Для сравнения, область обонятельного эпителия у человека в области носа, примерно 2-4 квадратных сантиметра. А у собаки такая область занимает около 100 квадратных сантиметров! У крысы еще больше. То есть естественно мы понимаем, что роль обоняния у животных, конечно же, больше, чем у людей. Но тем не менее роль обоняния и у нас очень велика. И если процитировать Набокова: «Память воскрешает все, кроме запахов, но зато ничто так полно не воскрешает прошлого, как запах, когда-то связанный с ним». Запахи влияют на всю нашу жизнь. Мы все с вами слышали про феромоны – на них во многом строится восприятие мужчины женщиной и наоборот. И ароматерапия – целая наука, которая рассматривает влияние ароматов на организм человека, на его психо-эмоциональное возбуждение или наоборот торможение в нервной системе, на иммунитет, здоровье, память, работу умственной активности. И, если обоняние отсутствует полностью, как показала короновирусная инфекция, это очень сильно влияет на качество жизни человека. Казалось бы, мы иногда не замечаем, что мы живем и чувствуем аромат, но когда мы лишаемся этого, мир переворачивается. И в основном, пациенты жалуются на отсутствие запахов любимой пищи, на отсутствие запаха тела, запаха ребёнка, что очень важно для родителей. И не стоит забывать, что многие рефлексы человека вызываются именно запахами. Например, родительские – чувство умиления, когда взрослый чувствует запах маленького ребенка. И не только родительские, но и рефлексы ребёнка. Как он узнаёт маму при рождении? Только по запаху, потому что у него зрение еще недостаточно сфокусировано, слуха у него тоже еще нет. В первые месяцы после рождения у ребенка очень сильно развито обоняние, и он узнает маму по запаху молока и тела. Мы об этом не задумываемся, но, когда мы лишаемся этого, для нас это оказывается очень важным.

   

— И отсутствующее обоняние можно реально вернуть? Как-то не верится…

— Всё зависит от причин и характера проблемы. Мы же работаем не только с ослабленным обонянием. Иногда запахи деформируются, человек везде чувствует определённый запах, например ржавое железо или тухлое мясо. Ему дают клубнику, а он чувствует тухлое мясо! Конечно, так жить очень неудобно и неприятно. Чтобы в этом разобраться, мы проводим комплексное обследование пациента. Это эндоскопическое обследование носа, а при необходимости мы рекомендуем компьютерную томографию пазух носа и МРТ головного мозга. Также мы проводим исследование обоняния с помощью определенного набора запахов и ароматов. И далее мы определяем проблему и назначаем определённый курс терапии, который включает в себя самые разные методики, включая обонятельные и психологические тренинги.

    

— Серьёзно? Обоняние можно тренировать?

— Конечно. Вот смотрите. Возьмем, допустим, космонавта, который несколько месяцев или даже лет не ходил ногами по земле. Он опускается на землю, у него мышечная память не работает, ему нужно заново учиться ходить. То же самое происходит с человеком, у которого некоторое время отсутствовало обоняние – например в результате ковида. Возникает сбой в работе обонятельного эпителия и лимбической системе головного мозга. И нам необходимо вернуть этот цикл, эти химические реакции с помощью различных тренингов. Пациенту для процедур необходимо приходить к нам, но также ему надо выполнять и «домашнюю работу» – вдыхать различные ароматы дома, пытаться почувствовать запах, отличить один от другого, идентифицировать неизвестные. Восстановление обоняния это длительная и совместная работа. Существуют и более сложные методики с помощью виртуальной реальности. В ряде случаев пациентам показано оперативное лечение, особенно при затруднении носового дыхания, заложенности носа и хроническом риносинусите. Искривление перегородки носа, вазомоторный ринит, полипы носа – очень часто приводят к нарушению обоняния. В этих случаях показано хирургическое лечение. Такие операции мы также проводим эндоскопически, щадяще, на современном уровне. В нашей команде также работают психологи, которые помогают нам в комплексном подходе по реабилитации обоняния.

   

— Хорошо, и как конкретно человеку, который столкнулся с нарушением обоняния, обратиться к вам? Это сложно? Есть очередь? Нужно записываться задолго и ждать?

— Записаться просто – нужно просто обратиться в регистратуру университетской клиники. Я веду прием каждый день с 12 до 14 часов.

        

— Это только платно? Для многих наших читателей этот вопрос важен.

— Не только. У нас есть разные формы. Для начала – мы являемся структурным подразделением университетской клиники, которая работает в государственном учреждении. Государственное учреждение может оказывать медицинскую помощь в рамках ОМС, ДМС, внебюджетной деятельности, договорных взаимоотношений, спонсорских денег... Естественно, в рамках ОМС мы можем оказывать медицинскую помощь только прикрепленному к нам контингенту. Кроме этого мы планируем получать гранты и государственное финансирование, чтобы наша помощь была доступна для каждого пациента.

   

— Ну и в завершении – несколько слов лично про вас.

Если коротко… Доктор медицинских наук, лор-хирург, врач высшей категории, стаж работы 20 лет. Около 10 лет уже работаю как организатор здравоохранения. Начинал свою деятельность в Сибири, в Красноярске. Создал вместе с коллегами с нуля центр оториноларингологии, который на сегодняшний день является ведущим региональным лор центром в России. Ежегодно в нем выполняется свыше 1,500 операций, большинство из них эндоскопические. Из них 200-250 слухоулучшающих операций и 40 кохлеарных имплантаций. Успешно работает отделение оториноларингологии, дневной лор стационар, 5 амбулаторных лор кабинетов, сурдологическая служба, центр лечения храпа, центр реабилитации после кохлеарной имплантации, проводятся циклы повышения квалификации и конференции. Потом я пришёл работать заместителем главного врача по научной работе в СанктПетербург — в крупной федеральный клинике. Раньше она называлась «122 клиническая больница», сейчас это «Северо-Западный окружной научно-клинический центр имени Л.Г. Соколова Федерального медико-биологического агентства». Этот период был тоже достаточно плодотворный – создал научно-практический журнал «Экспериментальная и клиническая оториноларингология», лицензировал и развил образовательную деятельность, телемедицину, организовал несколько общероссийских конференций с международным участием по оториноларингологии, профпатологии, организации здравоохранения. Ведущими сотрудниками клиники начались (и продолжаются сейчас) научные разработки по внедрению современных технологий по доставке компонентов крови, наномедицине, совершенствованию оказания медицинской помощи ветеранам подразделений особого риска и др. Потом я переехал в Москву и немного поработал федеральным государственным служащим. Но видимо практическая медицина мое призвание. Я опять вернулся в практику, науку и преподавательскую деятельность.

   

Беседу вела Валерия Паель