Симон Давидович Кремер: дерзновенный военачальник, опытный разведчик и герой «атомного шпионажа»


| 924

Симон Кремер родился в январе 1900 года в многодетной рабочей семье в Гомеле Могилёвской губернии. По достижении семилетнего возраста родители определили Симона в трёхклассное еврейское училище, по окончании которого в 1911 году он начал трудиться – семья после смерти отца осталась совершенно без средств к существованию. За шесть лет работы в портняжных мастерских блестяще освоил профессию портного.

  

    

В 1917 году Кремер круто поменял судьбу, вступив в 1-й Гомельский красногвардейский отряд. Участвовал в Гражданской войне на Западном фронте, в советско-польской войне,  был ранен в ногу. И не только воевал – Симон все это время, между боями, урывками самостоятельно учился по программе средней школы. Решив связать свою жизнь с воинской профессией, в 1922 году окончил военный факультет Коммунистического университета им. Я.М. Свердлова, и в 1923 году Симон – командир кавалерийского эскадрона. Через три года – командир кавалерийского полка, затем – три года в военной академии и еще три года в оперативном отделе штаба механизированного корпуса. И все это время самостоятельно изучал иностранные языки — английский и немецкий. К 1936 году говорил без акцента на обоих, что в дальнейшем позволило судьбе кавалериста совершить крутой поворот.

    

В то время срочно требовалось пополнение нелегальной разведгруппе Генштаба РККА, действовавшей в Англии. В Москве внимание на кавалерийского полковника, в совершенстве владевшего английским языком, и в сентябре 1936 года Симон Кремер был откомандирован в распоряжение Разведуправления Генерального Штаба. Естественно, строевой кавалерийский командир Симон Кремер не располагал навыками военного разведчика-нелегала, которому предстояло действовать в Великобритании, поэтому его усиленно готовили к этой роли в специальной агентурной школе Разведупра.

   

Военный разведчик Симон Давидович Кремер (оперативные псевдонимы «Александр», «Сергей», «Барч») с 1 января 1937 и по 12 августа 1942 года находился в Англии, где действовал под прикрытием должности секретаря военного атташе при посольстве СССР. Он считался одним из самых перспективных командиров (слово «офицер» в Красной Армии тогда еще не употреблялось) в лондонской резидентуре. Завербовал нескольких ценных агентов. Важную и объемную информацию Кремеру поставлял Франтишек Моравец, активный участник советско-чехословацкого сотрудничества в войне с Германией. В Англии, где располагалось правительство Чехословакии в изгнании, он руководил чехословацкой разведкой, действовавшей во многих странах. После Второй мировой войны служил в Пентагоне. Есть данные, что и там генерал Моравец работал на советскую разведку.

   

Среди агентов Кремера также был Юрген Кучински («Карро»), бывший профессор Берлинского университета, источник важной военно-экономической информации. Он и оказался первым связующим звеном между крупнейшим немецким ученым-физиком Клаусом Фуксом, бежавшим из Германии после прихода к власти Гитлера, и советской военной разведкой. Оказавшись в Англии, где тогда была развернута программа ядерных исследований военного назначения под названием «Тьюб-Эллойс», он стал ее ключевым участником.

   

Встреча Симона Кремера с Фуксом состоялась на одной из улиц западного Лондона ночью. Клаус Фукс рассказал Кремеру о начале работ по созданию атомной бомбы в Великобритании и США, на вопрос же Кремера, почему Фукс решил передать эти сведения Советскому Союзу, тот ответил, что СССР необходимо тоже иметь свою бомбу для обеспечения собственной безопасности.

   

О результатах встречи в Центр было отправлено сообщение. В нем  сообщалось, что агент «Барч» провел встречу с германским физиком Фуксом, который рассказал о своей работе в составе специальной группы в физической лаборатории университета в Бирмингеме над теоретической частью создания урановой бомбы. Группа ученых при Оксфордском университете работала над практической частью проекта. Окончание работ предполагалось через три месяца, и тогда все материалы должны быть направлены в Канаду для организации промышленного производства. Был также подготовлен краткий доклад о принципах использования атомного оружия.

   

Получив информацию из Лондона, заместитель начальника Генштаба, начальник Разведуправления НКО СССР, будущий маршал Советского Союза Филипп Иванович Голиков приказал немедленно принять все меры для получения материалов по урановой бомбе. В ходе очередной встречи Клаус Фукс передал Кремеру блокнот с материалами об британском проекте «Тьюб эллойз». А всего Кремеру удалось провести с Фуксом четыре встречи, получив в общей сложности огромный объем ценнейших документов. 

   

Из справки ГРУ: «За время работы на Разведуправление Красной Армии Клаус Фукс передал ряд ценных материалов, содержащих теоретические расчеты по расщеплению атома урана и созданию атомной бомбы. Всего от Фукса за период 1941-1943 годов получено более 570 листов ценных материалов».

   

В начале августа 1941 года полковник Кремер написал рапорт с просьбой отправить его на фронт. После отказа Симон Давидович регулярно возобновлял эти просьбы. Помимо желания участвовать в боевых действиях как подготовленному, профессиональному военному специалисту, для него важно было и отомстить за семью: он знал, что после захвата Гомеля нацисты и местные полицаи самым зверским образом беспощадно уничтожили еврейское население, в том числе его многочисленную родню. После многочисленных обращений к командованию, просьба его была  удовлетворена.

   

По прибытию в расположение 7-го гвардейского механизированного корпуса, Симон Давидович представился командиру корпуса генерал-лейтенанту танковых войск Ивану Петровичу Корчагину и был назначен на должность начальника штаба 24-й гвардейской механизированной бригады.

   

Из наградного листа Симона Давидовича Кремера: "...Начальник штаба полковник Кремер в дни напряжённых боёв бригады в районе совхоза «Революция», дер. Берсетак, Орлия проявил большую энергию и личную храбрость в деле организации оперативного руководства частями и подразделениями бригады, что значительно содействовало успеху выполнения бригадой своих задач. Во время боя в районе Орлия, находясь на наблюдательном пункте бригады, будучи дважды легко раненым, остался на своём посту до выполнения бригадой приказа командования...». 18 октября 1943 года полковник Кремер награждён орденом Отечественной войны II степени. Отличился Кремер и в боях за Днепр. 25 сентября 1943 года получил тяжёлое ранение.

   

После госпиталя Кремер был направлен в распоряжение командования  3-го гвардейского механизированного корпуса. С именем Симона Давидовича, будущего генерала и Героя Советского Союза, связано много блестящих и героических страниц в истории соединения. Всегда сдержанный и корректный, неизменно спокойный, новый комбриг внимательно относился к каждому офицеру и солдату, требуя вместе с тем беспрекословного выполнения приказов. Полковник Симон Кремер в ходе боевых действий приобрёл репутацию бесстрашного и способного начальника, обладал он и тем, особенно ценным для командира бронетанковых и механизированных войск, качеством, которое называется «дерзновением», готовностью идти на оправданный риск в любой обстановке. Этой, весьма лестной, характеристике в полной мере соответствовали боевые дела бригады и её командира.

   

В ходе одного из боев, 8-я бригада под командованием Симона Кремера, совершив обход противника, вышла в тыл немецких войск в районе Витебска. В результате активных и внезапных действий бригады немцы понесли значительные потери. В боях за освобождение Белоруссии, форсировав несколько водных преград и преодолев оборонительные рубежи противника, бригада всего за считанные дни – с 24 по 28 июня 1944 года – совершила стремительный рейд, в результате которого продвинулась на 180 километров на запад и освободила город Молодечно. Таким образом, успешные и результативные действия бригады позволили войскам 3-го Белорусского фронта устремиться в направлении Вильнюса, и 7 июля начался штурм города, который продолжался пять дней. К концу дня 13 июля 1944 года Вильнюс был полностью очищен от противника. В результате успешно проведённой Белорусской наступательной операции, в которой 8-я бригада под командованием Симона Кремера сыграла важную роль, были окончательно разгромлены немецкие войска группы армий  «Центр».

   

Из наградного листа полковника Кремера, подписанного командиром корпуса гвардии генерал-лейтенантом Виктором Тимофеевичем Обуховым:

«...Под руководством гвардии полковника Кремера его войска в период наступления с 23 по 29 июня 1944 года прошли более 180 км по труднопроходимой местности, нанеся противнику большой урон в живой силе и технике, освободив от немецких захватчиков более 480 населённых пунктов и форсировав реку Березину. Части гвардии полковника Кремера уничтожили более 15 танков, 120 автомашин противника, взяли склады с боеприпасами, пленили более 730 солдат и офицеров противника. За умелое руководство в управлении войсками и достигнутый успех в разгроме немецких полчищ и очищении родной земли от немецких оккупантов полковник Кремер достоин правительственной награды – звания Героя Советского Союза».

   

Однако ходатайство командира корпуса не получило поддержки вышестоящего начальства. Приказом Военного Совета 3-го Белорусского фронта от 7 июля 1944 г. командир 8-й гвардейской механизированной бригады Семён Давидович Кремер был награждён орденом Красного Знамени.

  

Вскоре Верховное Главнокомандование поставило перед советскими войсками новую задачу: все усилия направить на разгром группы немецких войск «Север», которая действовала в Прибалтике. 15 июля 1944 года 8-я гвардейская  механизированная бригада перешла в оперативное подчинение командующего 1-м Прибалтийским фронтом генерала армии Ивана Христофоровича Баграмяна.

  

26 июля 3-й гвардейский механизированный корпус был введён в прорыв при наступлении советских войск на город Шауляй. Корпус развернул наступательные действия, целью которых было взятие важного  стратегического пункта – города Елгава. Бои носили ожесточённый характер, войска были скованы упорно сопротивляющимся противником. В этих условиях генерал Баграмян приказал организовать прорыв к Рижскому заливу. 29 июля бригада Кремера получила приказ: «Ночью прорвать фронт немцев в районе Вилце (25 км юго-западнее Елгавы) и к утру 30 июля овладеть городом Тукум».

  

Из воспоминаний маршала Советского Союза Ивана Баграмяна: «В 22 часа 30 минут 29 июля 1944 года начался знаменитый бросок бригады под командованием Симона Кремера к побережью Балтийского моря. Боевые машины двигались с очень большой скоростью. Сравнительно легко проникнув в тыл врага, танкисты потеряли около двух часов драгоценного времени при преодолении маленькой речушки Свете. Мост не был пригоден для прохождения танков, и им пришлось перебираться через реку вброд. Отойдя на 10 километров от реки Свете, танковый полк задержался на следующем водном препятствии – реке Тервете. Деревянный мост через реку был очень ветхим и после прохождения по нему взвода танков рухнул. Случайно подошедший местный житель показал в двух километрах отсюда другой мост, по которому танкисты переправились. К десяти часам утра следующего дня танки Кремера подошли к городу Тукумсу. Вокруг было тихо. Фашисты и не подозревали о появлении здесь советских войск. Танки и самоходные орудия устремились на максимальной скорости к городу, ведя на ходу огонь. Гарнизон противника в панике оказал лишь беспорядочное сопротивление, и к 17 часам 30 июля Тукумс был полностью очищен от врага. Части гитлеровцев удалось бежать в ближайшие леса, остальные сдались в плен. Были захвачены большие трофеи: 340 вагонов с различным военным имуществом, склад с горючим, автомашины, три самолёта и многие другие. Бригада быстро заняла круговую оборону и заминировала подступы к городу. Затем она продолжала выполнять боевую задачу. По приказанию комбрига Симона Кремера был выделен специальный отряд, в составе моторизованной роты, взвода танков и двух самоходных орудий с задачей выйти к Рижскому заливу и оседлать приморское шоссе, ведущее из Риги в Восточную Пруссию. От Тукумса до побережья оставалось 18 километров. В 23 часа 30 минут 30 июля отряд вышел на берег Рижского залива. Так Симон Давидович со своими танкистами первым ступил на балтийский берег. Он взял у радиста тангенту и во весь голос открытым текстом доложил командиру корпуса: «Я Кремер, я Кремер! Я с передовым отрядом на берегу Рижского залива»! И повторил доклад дважды.

   

После этого танкисты вернулись в Тукумс, захватив с собой бутылки с водой, взятой из залива как свидетельство выхода к морю. Эпизод с бутылками не был случайностью. После занятия Тукумса над расположением бригады был сброшен с самолёта вымпел с приказом командира корпуса генерала Обухова: «Набрать в море три бутылки морской воды. Бутылки опечатать, а комбригу лично расписаться на них, удостоверив, что вода взята в Балтийском море. Бутылки с водой направить в штаб корпуса...». Бутылки эти были направлены в штаб корпуса, оттуда самолётом командующему фронтом, генералу армии Ивану Баграмяну, затем в Москву в адрес Верховного Главнокомандующего Иосифа Виссарионовича Сталина.  На очередном заседании Государственного Комитета Обороны бутылки стояли на столе как вещественное доказательство выхода советских войск на Балтику.

     

Смелый 100-километровый рейд 8-й гвардейской механизированной  бригады Симона Кремера от литовского города Шауляя к  Рижскому заливу вошёл золотой страницей в историю Великой Отечественной войны. Это было событие огромной важности, последние сухопутные коммуникации, связывающие немецкую группу армий «Север» с фашистскими войсками в Восточной Пруссии были перерезаны. Бои за Тукумс сделали имя полковника Кремера известным не только фронтовому командованию, но также и высшему руководству страны. С  Кремером произошёл редкий для периода масштабных военных действий случай, когда справедливость в отношении его награждения состоялась восторжествовала. Произошло это потому, что вопрос о награждении решался на самом высоком уровне, и  23 августа 1944 года был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР, в котором стояло всего одно имя: «За образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звание Героя Советского Союза  с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда полковнику Кремер Семёну Давидовичу». В данном случае не понадобился наградной лист: звание присвоили на основании телеграммы, что являлось уникальным событием.

   

Вслед за высокой наградой Симон Давидович Кремер стал генерал-майором танковых войск, заместителем командира корпуса. После Победы на западе,  корпус был переброшен на 1-й Дальневосточный фронт и участвовал в победоносной Советско-японской войне. Симон Давидович Кремер находился на военной службе еще пятнадцать лет, командовал дивизией. Позже эта дивизия отличилась  в Афганистане.

   

Когда в Советском Союзе была создана и испытана атомная бомба, её «отец», трижды Герой Социалистического Труда академик Юлий Борисович Харитон отметил, что документы, полученный Симоном Кремером от Клауса Фукса сэкономили для наших учёных не менее года в работе над бомбой.

   

Последние годы жизни генерал Кремер жил в отставке в Одессе и умер 1 ноября 1991 года не увидев распада страны, за которую героически воевал, и для которой так много сделал! Вскоре после трагических событий начала 90-х годов, история создания в Советском Союзе атомного оружия стала привлекать многочисленных исследователей, благодаря ослаблению секретности в этой области. На страницах газет и книг, на экранах телевизоров стали появляться многочисленные публикации, документальные, а потом и художественные фильмы  под заголовками «Атомный шпионаж», «Шпионаж века», «Гений шпионажа». Их героями были разведчик Симон Кремер и физик Клаус Фукс.