Советская разведка: бессмертный подвиг Ивана Большакова


| 1019

В многочисленных мемуарах советских военачальников, в объемных исторических исследованиях, посвященных Сталинградской битве, редко и скупо говорится о том, какую роль сыграла военная разведка Красной Армии в период подготовки операции «Уран» -  окружению и уничтожению крупной группировки немецких войск между Волгой и Доном в ноябре 1942 – феврале 1943 годов. Сегодня в рамках мемориально-просветительского проекта «Научный полк» Российский Государственный Социальный Университет публикует очерк о боевом подвиге легендарного разведчика, героя Сталинграда, одного из руководителей Главного разведывательного управления (ГРУ) Красной Армии, выпускника Высшей школы пропагандистов им. Я.М. Свердлова, генерала-лейтенанта Ивана Алексеевича Большакова.

Иван Алексеевич Большаков родился 11 сентября 1902 года в деревне Логиново (ныне – Можайский район Московской области). В 1913 году окончил сельскую школу, в 1914 году – городское училище, затем учился в торговой школе. В юные годы трудился на чугунолитейном заводе, затем наборщиком в типографии. В мае 1920 г. добровольно вступил в ряды РККА. Служил на командных, политических и штабных должностях в инженерных частях, окончил Высшую школу пропагандистов им. Я.М. Свердлова, образовательным правопреемником которой выступает Российский Государственный Социальный Университет. В 1939 году был зачислен на одну из руководящих должностей в Разведуправление Красной Армии, где отвечал за военно-техническое направление. Принимал активное участие в организации и налаживании работы разведчиков-нелегалов в Западной Европе, выезжая в ряд стран в официальном качестве военного корреспондента ТАСС. В годы Великой Отечественной войны Иван Алексеевич Большаков особенно отличился при подготовке наступления Красной Армии под Сталинградом.

   

  

О секретных операциях военной разведки и их влиянии на ход и исход Сталинградского сражения известно немного. В этой грандиозной битвы происходили события, которые кардинальным образом изменили обстановку на советско-германском фронте и создали реальные предпосылки для победы над нацистской Германией. О подвигах пехотинцев, артиллеристов, танкистов, военных летчиков в ходе сражения за Сталинград написано много. Об участии военных разведчиков же в этом сражении по понятным причинам долгое время не говорилось практически ничего. Между тем, период второй половины 1942-первых недель 1943 годов был одним из самых успешных в деятельности военной разведки Красной Армии. Иван Алексеевич Большаков – один из героев этой малоизвестной части войны.

  

В 1942 году военная разведка Красной Армии представляла собой особый секретный фронт Генерального штаба. На этом фронте, линия которого проходила через столицы многих иностранных государств, через советские города и села, временно оккупированные нацистами, бои не прекращались ни на минуту. В тех жестоких боях погибли многие разведчики. Они всегда шли впереди действующей армии, помогали ей, постоянно рискуя жизнью.

    

Какие же виды разведки оказались особо эффективными? Это, во-первых, войсковая разведка. Самоотверженно трудились офицеры разведотделов Сталинградского, Донского, Юго-Западного и других фронтов. Они добывали  сведения о дислокации, передвижениях, численности, вооружении вражеских войск по крупицам на передовой, в ближнем тылу врага, в ходе допросов захваченных в плен германских солдат и офицеров.

  

Второе важное направление в деятельности ГРУ занимала радио- и радиотехническая разведка. В конце ноября 1942 года, когда кольцо окружения немецко-фашистских войск в районе Сталинграда сомкнулось, радиоразведкой было установлено, что в окружении находились штабы 6-й полевой армии, 4, 8 и 51-го армейских корпусов, 11-го механизированного корпуса, 14-го танкового корпуса, а также шести танковых и механизированных дивизий и тринадцати пехотных дивизий противника, таким образом, группировка окруженных немецких войск была вскрыта полностью.

  

В 1942 году в состав Разведуправления Красной Армии входила и дешифровальная служба. Сотрудники этого вида разведки добились значительных результатов. Дешифровальной службой ГРУ было раскрыто 75 шифров немецкой армии, прочитано свыше 25 тысяч вражеских шифротелеграмм. Полученные таким путем сведения о противнике позволили установить дислокацию свыше ста штабов соединений, раскрыть нумерацию двухсот отдельных батальонов и других частей германской армии.

   

Многие годы зарубежные исследователи восхваляли британскую разведку, которая сумела раскрыть содержание перехваченных немецких радиограмм, зашифрованных специальной машиной для шифрования текстов, которая называлась «Энигма» («Загадка»). Созданное немецким изобретателем доктором наук Артуром Шербиусом, это устройство была в то время подлинным чудом шифровальной техники. Британцы смогли покорить «Энигму».

   

Так было. Но никогда и нигде еще не говорилось о том, что примерно таких же успехов в 1942 году добились сотрудники специальной дешифровальной группы ГРУ. Они выявили возможности расшифровки немецких телеграмм, зашифрованных все той же «Энигмой», и приступили к конструированию специальных механизмов, ускоряющих эту расшифровку.

   

Третьим важным направлением получения сведений о противнике была авиационная разведка. Все сведения о противнике поступали в Центр. На их основе офицеры центрального аппарата ГРУ готовили информацию для представления в вышестоящие инстанции. Существовал строгий порядок подготовки этих документов, нарушить который никто не имел права.

   

Естественно, ценность разведдонесений ГРУ определялась не так их количеством, как содержанием. При этом информационные документы, подготовленные сотрудниками ГРУ в 1942 году, исчислялись десятками тысяч.

Если фронтовая разведка, радиотехническая и дешифровальные службы ГРУ и авиационная разведка добывали сведения в основном о состоянии войск противника вдоль линии советско-германского фронта, о передвижениях войск и сосредоточении резервов живой силы и боевой техники немцев в оперативной глубине фронта, то сведения о стратегических замыслах вермахта добывала главным образом советская стратегическая агентурная разведка, которая была четвертым по счету, но, скорее всего, первым по значимости направлением в ГРУ накануне и в период Сталинградской битвы. Зарубежные резидентуры военной разведки в 1942 году действовали в Лондоне, Женеве, Париже, Вашингтоне, Токио, Стокгольме, Анкаре и столицах некоторых других государств.

  

Готовя вермахт к решительным боям против Красной Армии, Гитлер 5 апреля 1942 года подписал секретную директиву №41, которая имела кодовое наименование «Блау». Она содержала стратегический замысел германского командования по ведению войны на Восточном фронте на предстоящий период. Кроме общих задач, которые ставились перед командованием немецких войск, - «уничтожить, разрушить, лишить, захватить…», она обязывала «сосредоточить все имеющиеся силы для проведения главной операции на южном участке фронта с целью уничтожить противника западнее Дона и в последующем захватить нефтяные районы Кавказа и перевалы через Кавказский хребет».

   

Для достижения этой цели немецкое командование планировало нанести удар и на Сталинградском направлении. В директиве Гитлера об этом сказано так: «Попытаться достигнуть Сталинграда или, по крайней мере, подвергнуть его воздействию тяжелого оружия с тем, чтобы он потерял свое значение как центр военной промышленности и узел коммуникаций».

   

Накануне и в ходе Сталинградской битвы все органы военной разведки Красной Армии работали по единому замыслу. Он был конкретизирован в планах работы на третий и четвертый квартал 1942 года. В частности, в «Плане работы 1-го отдела 1-го Управления Главразведуправления Генерального штаба Красной Армии на период октябрь-декабрь 1942 года», который подготовил герой нашего очерка, начальник отдела полковник Иван Алексеевич Большаков, говорилось о задачах отдела по получению необходимых данных в Германии и в других европейских странах. В Москве в подчинении Большакова было 12 офицеров. Среди них была и женщина - капитан Мария Полякова. Опытный разведчик, Полякова хорошо знала Германию, работала ранее в Берлине на нелегальном положении.

В четвертом квартале 1942 года отдел Ивана Большакова должен был через существующую и вновь создаваемую агентурные сети вести разведку вооруженных сил Германии, добывать сведения о «детальных планах и намерениях германского командования, непрерывно освещать группировки и передвижения германских войск, выявлять резервы противника и районы их сосредоточения».

   

Перед подчиненными Ивана Большакова стояла и другая, не менее важная задача – добыть сведения о дипломатических комбинациях военно-политического руководства фашистской Германии как в оккупированных немцами странах, так и в странах, которые поддерживали с СССР дипломатические отношения. Особое внимание уделялось Японии и Турции, их отношению к событиям на Восточном фронте. При неблагоприятных для СССР условиях эти государства могли вступить в войну против Советского Союза на стороне Германии. В Москве было известно, что министр иностранных дел Германии фон Риббентроп убедил германских генералов в том, что Япония в 1942 году обязательно начнет военные действия против СССР.

  

Полковник Большаков и его подчиненные планировали организовать заброску новых резидентур в Германию, а также Польшу и Чехословакию с целью создания в этих странах развернутой агентурной сети, способной полностью обеспечить Центр разведданными о противнике. Одна из главных задач отдела состояла в восстановлении связи с резидентурой в Берлине.

  

Таким образом, ценой огромных усилий, к концу октября 1942 года общий план Ставки по разгрому немцев под Сталинградом был сверстан. При разработке этого плана были учтены сведения военной разведки, благодаря которым были вскрыты дезинформационные мероприятия штаба немецкой группы армий «Центр», проводившиеся под кодовым названием «Кремль». Цель операции «Кремль» состояла в том, чтобы всеми силами убедить советское военное командование в том, что главный удар в летней кампании немцы нанесут в направлении Москвы. Реально же в соответствии с директивой №41 острие главного удара было направлено на Кавказ и Сталинград.

   

Благодаря усилиям военных разведчиков до начала наступательной операции советских войск под Сталинградом была практически полностью вскрыта вся группировка войск противника первой линии с точностью до батальона, силы и система обороны многих соединений противника перед фронтом наших войск. Были добыты точные сведения о дислокации основных ударных частей гитлеровских войск - 6-й полевой и 4-й танковой армий, 3-й румынской и 8-й итальянской армий, о задачах и численности 4-го воздушного флота германских ВВС.

   

Советским командованием в середине сентября 1942 года было принято решение о подготовке контрнаступления советских войск под Сталинградом. Суть замысла этой операции сводилась к тому, чтобы в направлении на Калач, западнее Сталинграда, нанести мощные удары по флангам втянувшейся в затяжные бои за город Сталинград группировки вражеских сил, а затем окружить и уничтожить части и соединения 6-й и 4-й танковой немецких армий. Начать наступление на Юго-Западном и Донском фронтах планировалось 19-20 ноября, а на Сталинградском - 20 ноября 1942 года.

   

Важным элементом в плане подготовки контрнаступления под Сталинградом было проведение отвлекающей операции на Калининском и Брянском фронтах. Ответственным за эту операцию был назначен Георгий Константинович Жуков. Он мастерски организовал операцию по дезинформации противника о том, что советские войска готовят крупное наступление на этом участке фронта. Все делалось для того, чтобы ввести разведку противника в заблуждение. До начала контрнаступления под Сталинградом оставалось менее двух недель. И вот, наконец, 7 ноября 1942 года в ГРУ была получена срочная радиограмма следующего содержания: «Молния. Ожидается большое зимнее наступление Красной Армии на участке между Великими Луками и Ржевом...» Таким образом, у Ставки, наконец, появилось понимание, что операция по дезинформации противника прошла успешно, и немецкие войска дезориентированы. В конечном итоге это сыграло решающую роль в успехе Красной Армии в наступательной операции «Уран» на Сталинградском направлении. В ходе боев были уничтожены две немецкие, разгромлены две румынские и одна итальянская армии. Уничтожено 32 дивизии и три бригады, разгромлены 16 дивизий. Сталинградская битва стала переломным моментом в Великой Отечественной войне, после которого Красная Армия наступала уже по всем фронтам. 

  

В период Сталинградской битвы военная разведка не ослабляла активности и на других участках фронта. Ее сотрудники напряженно трудились на Карельском и Ленинградском направлениях, в Закавказье и на Дальнем Востоке. Повсюду, где существовала реальная угроза безопасности нашей страны, военные разведчики были на десятки, а иногда и сотни километров впереди войск действующей армии, своей нелегкой и опасной работой обеспечивая успех в боях с коварным и все еще сильным противником. Новые факты о деятельности отечественной военной разведки убеждают, что на секретном фронте Генерального штаба Красной Армии, в том числе в особенно трудном, переломном 1942 году, наша разведка превзошла спецслужбы Германии, одержала над ними безоговорочную победу. Вклад ее в общую победу над врагом велик и бесценен.

  

Легендарный разведчик Иван Алексеевич Большаков навсегда вписал свое имя в книгу героев Сталинграда. После окончания Великой Отечественной войны он продолжил службу в Советской Армии. В 1948-1950 годах являлся военным атташе СССР в Соединённых Штатах Америки. Окончил Военную академию Генерального штаба Вооружённых Сил СССР. С 1963 года занимал должность заместителя по кадрам начальника Главного разведывательного управления Вооружённых Сил СССР. Вышел в отставку в 1965 г. в звании генерал-лейтенанта. Награжден Орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени и многими медалями.