Информационная лента


Маленькие профессионалы

| 728

Шахматный турнир Moscow Open – это сильные игроки, сложные партии, волнение, улыбки и слезы. Кто как не участники могут помочь прочувствовать атмосферу одного из самых масштабных событий спортивного мира? Давайте познакомимся с ними поближе.

Первых участников я встретила, ещё не попав на территорию университета. Издалека заметила несколько человек, – одни были высокие, крепкие, другие – хрупкие, крошечные. Поверх маленьких курточек вторых висели большие карточки, на которых чёрными буквами написано «участник». 

Громко звучали голоса матерей и отцов, они разбирали с маленькими шахматистам ошибки сыгранной партии. Дети кивали, смотря куда-то в даль, на деревья, покрытые плотной шапкой снега. Всё понимали сами.

Пройти через пункт контроля,  дойти до 8 корпуса, пробраться через наспех накиданные друг на друга куртки к свободной вешалке в гардеробе – и вот я на месте. 

Вдруг кто-то маленький и шумный поднырнул мне под руку, встал рядышком на цыпочки, пытаясь отыскать свою куртку под ворохом других. Рядом отец расспрашивал сына о партии, – пытался понять, почему в итоге вышла ничья.

То, насколько профессионально мальчик описывал игру, заставило меня подойти поближе и попросить о небольшом интервью. 

Главное слово было за строгим отцом, – весь день расписан по минутам, нужно всё успеть. Махнув рукой и дав добро, он отошёл в сторону. 

Смотря на храбрящегося мальчика, хотелось улыбаться. 

– Не против со мной поговорить? – его разрешение тоже имело вес.

Он выпрямил спину и с удивившей меня пылкостью воскликнул:

Конечно! 

Мальчика звали Никита Новайкин.

Мне 9,5 лет, – между прочим заметил он. 

− Очень приятно, Никита. Расскажешь, как прошла партия?

Мальчик устало вздохнул, отцу объяснял только что, столько сил потратил, а тут снова заставляют вспоминать напряженные часы игры. 

– Начиналось всё не очень, – приступил к рассказу мой новый знакомый. – Соперник брал мои пешки. Но мои фигуры были активными, и в итоге я смог отыграть пешку. Потом началась пассивная игра.

Припоминая партию, Никита прикрывал глаза, будто в момент разговора со мной обозревал игру со стороны.

Позиции стали равными, и так продолжалось ещё какое-то время. В итоге мы поняли, что лучший исход сегодняшней игры –  ничья.
Рассказав мне вкратце трёхчасовую партию, мальчик расслабился. 

– Слушай, а что такое активные фигуры? – спросила я, сдерживая улыбку. К такому профессионалу нужен серьёзный подход. 

Активные фигуры – это когда они активно стреляют. Стреляют с пользой. В общем, дело было в том, что у меня была лучшая расстановка, удобнее, чем у противника, – пояснил Никита. 

− Я вообще-то тут уже третий раз играю, – начал вводить в курс дела маленький шахматист. – Несколько дней назад я играл в гран-при и решил ещё поиграть. Пытаюсь набрать рейтинг.

– Расскажешь мне про рейтинг?

Рейтинг – это сила. У некоторых соперников рейтинг 1100-1600, то есть они сильные. Есть российский рейтинг, международный, рапид. В общем, ты набираешь очки, выигрывая сильных соперников, – с каждым словом Никита чувствовал себя более уверенно. – Рейтинг российский у меня сейчас 1300, был 1502, но понизился. Надеюсь, когда сыграю в Moscow Open, он поднимется до 1500 или даже выше. 

Держа руки в карманах и прищурив глаза, Никита выглядел очень важно. 

− Встречался уже с сильным противником? 

Да, с Ветохиным встречался. Савва Ветохин – победитель многих турниров! – восхищенно доложил мне мальчик. 

− А давно ты шахматами занимаешься?

− Не очень. Начал, кажется, когда пошел в школу. Где-то 3 года занимаюсь, минимум.

− Почему именно шахматы?

− Призы получать приятно! Призы разные есть: кубок, денежный приз – он у меня был первым. 

− То есть ты уже побеждал?

− Да, много раз! Не так давно в гран-при одержал победу. Я играл в категории Е, занял 2 место!

Рядом замаячила темная макушка.

− Это мой друг, – пояснил Никита

− Друг, ‒ повторил за Никитой темноволосый улыбчивый мальчик с забавными бровками. ‒ Меня Рома зовут. Рома Герман. Очень запоминающаяся фамилия, правда? ‒ доверительно обратился он ко мне.

На этот раз я не сдержалась и засмеялась, но, увидев серьезный взгляд Никиты, взяла себя в руки.

Оказалось, что Рома тоже участвовал в турнире.

− Я во втором туре! Победа! А вчера была ничья, ‒ радовался он. Хотел добавить что-то ещё, но, посмотрев на серьезного Никиту, замолчал. Отвел меня в сторонку.

– Знаете, плюс таких событий в том, что они выпадают на учебные дни и не нужно делать домашние задания, ‒ тихо заметил он, поглядывая на друга. Оценив важность замечания, я кивнула. И чуть громче, увидев непонимающий взгляд Никиты, спросила:

− А друг против друга вы играли в шахматы?

Мальчики наперебой начали рассказывать, как проходили их совместные партии.

− Я побеждал всегда! – констатировал Никита.

Начался спор о силе и стратегиях.

Отец Никиты, стоящий неподалеку, цокнул языком. То ли время нашей беседы стремительно подходило к концу, то ли подобные перепалки для ребят не редкость и частенько заканчиваются они не очень хорошо.

Нет, это… ‒ было начал Рома, а потом как-то по-взрослому сжал кулачки, прикрыл глаза, выдохнул и успокоился. – Ладно. Ты побеждал всегда. Ты сильнее, – признание далось ему с трудом, но спорить больше не хотелось.

Наш разговор завершился – ребят ждали дела.

Мимо проскальзывали другие герои шахматного турнира – серьезные, радостные, задумчивые. Такие маленькие, разные, ‒ каждый со своей историей, видением игры. И такие талантливые – профессионалы своего дела.

А улыбку, всё-таки, сдержать было трудно…


Текст: Мария Федорова