Информационная лента


Андрей Иволжатов: «Никто меня в обратном не убедит…»

| 1404

27 января будет 74 года прорыву блокады Ленинграда. В честь этого события Андрей Викторович Иволжатов, председатель совета ветеранов РГСУ поделился своим мнением и знаниями о блокадном Ленинграде.

Что такое блокада Ленинграда в цифрах? Это 8 сентября 1941 год, 900 дней (по другим данным 872 дня) блокады города, это 2,5 миллионов жителей, из них 400 тысяч детей, это 97% умерших от голода ‒ 5000 смертей в день, это 3 попытки прорвать блокадное кольцо, это 27 января 1944 и 73 года памяти.

Но что такое блокада Ленинграда вне диапазона чисел? Что именно происходило в годы блокады Ленинграда? Можно ли было избежать многочисленных смертей? Могла ли сдача Ленинграда немцам, как считают некоторые СМИ спасти мирных жителей? Что оставила после себя блокада Ленинграда и почему нужно помнить это событие?


Что именно происходило в годы блокады Ленинграда? Была ли возможность избежать стольких жертв?
 
Я военный человек и то, что происходило в то время, хотя я и старше вас, я это сам не переживал. Так что от первого лица я не могу говорить. Я могу говорить на основании нашего возраста. Дедушка был на Волховском фронте. Не успел повоевать, так получилось, ведь времена непростые. Действительно были такие ситуации, когда шли солдаты в атаку, а винтовка была одна на троих. Это было и это жизнь. Людей предупреждали, что убьют первого и следующий заберет винтовку.

И да, было 3 попытки вскрыть кольцо блокады, с тем, чтобы хоть как-то помочь людям. Это было, да. А что лично для меня...можно было бы избежать жертв... ну, время всё расставляет по-разному.

История - такая вещь, которая не требует отклонений: "можно было бы избежать смертей", "нельзя избежать". Но реально, я могу знать только то, что могу прочитать, то, что говорят другие. Реально были два города в Советском Союзе, которые были приговорены: Москва и Ленинград. Хотели мы или не хотели...

Мы можем говорить только то, что мы можем.

Ленинград и Москва по фашистскому плану "Ост" не должны были быть по определению, потому что это символы советской власти и советского коммунизма ‒ город Ленина и столица СССР.


Есть люди, которые считают, что сдача Ленинграда немцам помогла бы избежать многочисленных смертей мирных жителей. А как думаете вы?

Ленинград, безусловно, был неким ключевым направлением, это всё-таки Балтийский флот, это всё-таки северное направление. Прорыв Ленинграда, захват Ленинграда с военной точки зрения блокировал бы северные маршруты (гуманитарные конвои, поставка техники), понятно и очевидно, что страна бы выдержала, но это привело бы к большим жертвам.

С точки зрения гуманности, безусловно, война войной, но люди не должны страдать. В чем трагедия Ленинграда? Безусловно, ни женщины, ни старики, ни дети, по всем международным конвенциям они не в войне, они должны быть защищены. В Ленинграде не было такого. Жителям города альтернативы в плане "выйти" не предоставлялось. Более того, Красная армия предпринимала попытки вывести людей, но им физически не давали сделать это. Расстреливали. Все конвои, транспорты, которые выходили, они расстреливались. То есть задача фашистов была одна ‒ стереть город с лица земли, поэтому альтернативы просто нет. Может, это было рассмотрено, но такой возможности не дали.



С какой позиции мы рассматриваем действия фашистов? Это правильная позиция?

97% умерших жителей города ‒ это не военные потери, это потери от голода. Грубо говоря, это пример варварского подхода. Мы пытаемся рассматривать действия врага с присущей нам точки зрения, с точки зрения человеколюбия, но, может быть, я скажу сейчас жесткую  фразу, меня могут оспорить, но, дело в том, что мы не совсем правильно и адекватно оцениваем наших противников. По отношению к Ленинграду... Как можно вообще адекватно оценивать действия фашистов, когда они в 45 году в Берлине открыли шлюзы и запустили воду реки Шпрее в подземные переходы и затопили жителей Германии, которые убегали от бомбежки. Мы поступаем неправильно, когда пытаемся оценить действия фашистов с нашей точки зрения.

А Ленинград?

Ленинград другой. Город не только выстоял, он сохранил себя. Люди в этой ситуации остались собой. Они не стали рвать себе подобных, как это делали немцы. В Ленинграде в период блокады работал детский театр танца. Голодные детишки ездили на передовую, в госпиталь с концертами. Их самих спасать от голода нужно было, а они поддерживали свой народ!

В Ленинграде ели кошек, мышей, собак, ворон, обои ели. И это факт, я встречался с людьми, которые пережили это. Это действительно было! Поэтому у них отношение к хлебу другое. Люди, которые пережили голод, у них было другое отношение к еде. В Ленинграде была выставка семенного фонда. Вавилов получил разрешение, провел большую работу по сбору фонда сельскохозяйственных растений. Считалось, что если в стране наступит критическая ситуация, то этот фонд можно будет использовать как некую базу для возрождения. Во время блокады, когда люди голодали, сотрудники этого фонда голодные сидели на мешках, но не брали ни грамма зерна. 28 сотрудников этого фонда умерли от голода, спасая эти мешки для будущего поколения. Вот вам отношение ленинградцев.

Были ещё Бадаевские склады с едой. Когда они сгорели, люди приходили на место пожарища, они землю выкапывали. Она была пропитана чем-то. И вот люди брали эту землю, варили её с водой, считалось, что там хоть что-то есть. Или, ещё пример, на Марсовом поле, там были огороды. Люди под бомбежками пытались что-то посадить. Травы не было в Ленинграде. Все корешки, все что можно, всё собирали. Это тоже факт.

Моя бабушка рассказывала, что из картошки во времена блокады не вырезали глазки. Их сажали, и из них вырастала какая-то картошка. И даже после блокады моя бабушка не перестала так делать. Поэтому... Это другие люди, это другой подход.

У ленинградцев иное представление. Ленинградцы вообще отличаются от москвичей. У них совсем иное отношение к жизни, но это с моей точки зрения. Культурные люди, спокойные, воспитанные. Может быть, отчасти, это и есть проявление того страшного времени. Блокада оставила некий отпечаток, на их менталитете.

 

Как относитесь к немцам? Не так давно вы дали понять, что строить коммуникацию с ними нет смысла.

Нормально отношусь. Мстит слабый. Ленинградцы показали пример ‒ мы оказались выше, мы не стали мстить, мы не опустились до этого уровня, мы показали, что цивилизованные люди, мы выстояли, победили. Более того, мы помогли Европе. Они сейчас об этом забывают, пытаются приписывать нам какие-то штрафы и всё остальное. Нельзя опускаться до низшего уровня. Это дорога "в никуда".
 

Развиваться надо, стремиться к лучшему, высшему, прогрессивному.


Почему день прорыва блокады Ленинграда должен оставаться у нас в памяти? Было много событий кровопролитных, люди так же голодали. Что нам дает память именно об этом событии?

Главное - память. Генетическая память, народная память. Люди совершили подвиг, да, но теперь пытаются эту память убрать, забрать (говорит про Европу), заставить за что-то извиняться. Но пока мы помним это событие и другие, пока понимаем, мы можем что-то ответить им на это на уровне реальных фактов. Например, немцы. Они пытаются забывать подобные события.

Но если лишить и нас этой памяти, придется перестраивать каким-то образом наши отношения. Но к чему это приведет? Мы перестанем уважать старших, гордиться своей страной.

То есть, по-вашему, блокаду Ленинграда стоит помнить только для того, чтобы помнить?

Такого уровня самопожертвования во имя великой идеи мир, в принципе, наверное, не знает. Поэтому это надо помнить, просто чтобы знать. Как только мы это забудем, мы перестанем остальное воспринимать в логической цепочке развития. Если мы уберем одно звено, потому что оно  невыгодное, неудобное, страшное, уберем другое звено по какой-то причине, третье, то тогда цепочка взаимосвязи нарушится. И именно это хотят предложить.

Те же концлагеря, куда забирали детей. Мы что простим это, забудем это, перестанем об этом говорить, когда уйдут ветераны? Такое количество погибших во время блокады Ленинграда, мы можем это простить?

В наши дни надо договариваться с западом, мы живём в одном мире, нельзя без коммуникаций, но надо же понимать, с кем мы договариваемся.Я не говорю, что я злопамятный. Но я говорю одно, что память у меня, слава богу, хорошая. И никто меня в обратном не убедит.


                                                                                                                                                                                                                                                                                          Текст: Мария Федорова