Новости


Танковый биатлон 2017: прогулка под красными звездами

| 812

Первое, что видишь, попадая на парадную площадку «Танкового биатлона 2017», - это не боевые вертолеты и танки или аллея звезд – да, своя собственная, сложенная из красных звезд аллея, по которой можно пройтись, здесь тоже есть. Первое, что видишь, - это ярко-желтые футболки наших волонтеров. Ребята сканируют билеты, раздают карты полигона «Алабино» и парка «Патриот» и вежливо помогают зрителям пройти в автобусы. Отсюда, с парадной площадки, гостей увозят на полигон, где и проходят соревнования.

На полигоне все с иголочки: соревнование как-никак международное. Нигде ни соринки. Солдаты, стоящие навытяжку у охраняемых боевых экипажей, иногда отходят от них – чтобы провести граблями разок-другой по земле вокруг машины. Так положено. Но когда посетителей становится все больше – вернее, маленьких посетителей становится все больше, а ведь они забираются на плечи танков и спины БМП, повисают на зеркалах мобильных полевых кухонь и дулах танковых пушек, пытаются просунуть пальцы в отверстия гусениц, играют в прятки и карабкаются на массивные колеса ростом с них самих, - вот тогда сердце солдата не выдерживает - и он идет спасать. То ли детей, то ли танки.

«Чей это ребенок?» - спрашивает молодой парнишка в форме, снимая девочку лет пяти с командирской башенки танка. «А это чей?» Ряды детей постепенно редеют. Но на место «поверженных» встают их боевые товарищи. Солдат защищает тылы, но тщетно: дети прорывают оборону. В конце концов, солдату ничего не остается, как рассказывать мальчишкам об устройстве танка и отвечать на их вопросы. «А это боевая машина или так, экспонат?» - интересуется уже взрослый мальчик лет сорока пяти. «Почему же, боевая!» - отвечает задетый за живое военнослужащий.

Среди приглушенных цветов хаки и камуфляжа мелькают аляповатые, цветастые гражданские. Грузный полковник в парадной форме ведет под руку свою жену – в летнем открытом платье с ниткой жемчуга на шее. Перед ними, как перед дулом орудия, расступаются зеваки. «Три танкиста, три веселых друга» из индийского экипажа делают селфи на фоне людского моря, вагончиков «Венторга» с едой и сувенирами и танков, окруженных детьми. Эффектная военнослужащая из Армении в темно-зеленой форме покупает кофе в передвижном кафе, а член иранской сборной интересуется, какое именно мясо - говядину или свинину - используют в бургерах, что они купили с товарищами.

«Что ты будешь – хот-дог или бургер?» - обращается к своему сыну тучный отец. «Ба, я ничего не хочу» - «Ну, значит, будешь пить воду и грызть асфальт», - безапелляционно констатирует «ба». Отцов с сыновьями тут особенно много. Они обмениваются биноклями, фотографируются на фоне полигона и виднеющихся вдали боевых машин, а в павильоне Юнармии вообще не понятно, кто больше радуется когда-то боевым, а сейчас уже ушедшим на заслуженный отдых «калашам» и винтовкам – большие сыновья или их маленькие отцы.  

    

Наконец-то все рассаживаются на трибунах. Волонтеры показывают опоздавшим и потерявшимся дорогу, смотрят, чтобы никто не заходил за ограждения. В воздухе витает ожидание трех театральных звонков, люди судорожно сжимают в руках бинокли, «конверты» с попкорном и телефоны – для селфи и твитов. Армянские фанаты, «укутавшись» во флаг страны, высылают на родину фотоотчеты. Наконец, комментатор дает отмашку, мотор ревет, и израильский экипаж срывается с места. Танк искусно вальсирует и проходит «змейку», вздрагивает, но не сбавляя скорости, проходит полосу препятствий, напоминающую стиральную доску. Он ныряет с головой в ров с водой, выныривает, откашливается и отряхивается, затем взбирается в горку и кубарем катится с нее. А где-то вдалеке экипаж Монголии производит выстрел, и все вздрагивают, потому что услышать это впервые – это словно оказаться в собственном доме, в крышу которого ударила молния.

Один за одним экипажи приходят к финишу. Трибуны приветствуют танкистов бурными аплодисментами, те отдают честь, выглядывая из люка. Победители заезда определены, зрители медленно стекают с трибун. А внизу члены команд уже поздравляют своих. Иранские военные качают своего солдата – трижды подбрасывают его в воздух и скандируют ему свое иранское «Ура!» Следом проходит приплясывающая команда Анголы: «запевала» идет впереди, завернутый в национальный флаг, и затягивает куплет характерной, мелодичной африканской песни. Идущие позади него товарищи подхватывают мотив, качают его, словно иранцы –  своего танкиста, и стройным хором подбрасывают в воздух. Мотив летит, словно снаряд, пущенный из орудия, и скрывается в лесу, за полигоном.

Еще один соревновательный день завершается. Солдаты проходят граблями вокруг своих опустевших машин, повара закрывают полевые кухни, детей уже не манят танки, и они медленно бредут к выходу, держась за руки своих ставших взрослыми отцов.

Текст: Евгения Ланцова
Фото: Элина Леонова