Новости


В РГСУ начинает свою работу первый в России социальный бизнес-инкубатор

| 4123

в РГСУ создан первый в России социальный бизнес-инкубатор. Подробнее о функционировании центра нам рассказал его руководитель и идейный вдохновитель Феликс Александрович Артеменко.

Многие, кому приелась корпоративная культура, часто задумываются о том, чтобы открыть собственное дело. У кого-то уже есть бизнес-идея, готовая к воплощению, однако часто стартаперы боятся столкнуться с многочисленными проблемами как административного, так и материального характера.

С целью содействия начинающим предпринимателям, в мире появилась практика создания бизнес-инкубаторов – организаций, занимающихся поддержкой стартап-проектов на всех этапах развития: от разработки идеи до её коммерциализации.

Первые прообразы бизнес-инкубаторов появились в Великобритании в середине XX века. Первый бизнес-инкубатор в современном понимании этого слова был основан в 1959 году. Джозеф Манкусо купил склад при фабрике в городе Батавия и основал первый инкубатор в Америке — Batavia Industrial Center. Его целью было создание новых рабочих мест в городе с экономической депрессией.

Сегодня создание бизнес-инкубаторов – распространенная практика и среди вузов, готовых поддерживать позитивные начинания своих студентов. Так, в РГСУ создан первый в России социальный бизнес-инкубатор. Подробнее о функционировании центра нам рассказал его руководитель и идейный вдохновитель Феликс Александрович Артеменко.

- Бизнес-инкубаторы - какова их основная роль в российских реалиях?

- Приведу цитаты. Первая: «Проектный Бизнес-инкубатор – это объект университетской инфраструктуры поддержки проектных студенческих коллективов и отдельных предпринимателей – будущих субъектов малого технологического инновационного предпринимательства, осуществляющий их поддержку на ранней стадии деятельности (до регистрации юридического лица), путем предоставления рабочего места в помещениях Университета и оказания консультационных технологических, процессных, финансовых, юридических и прочих услуг» – так себя позиционирует Проектный бизнес-инкубатор МГТУ им. Баумана. И вторая, с сайта Научного парка МГУ: «Стимулирование инновационной деятельности в университете, направленной на активизацию структурных сдвигов в экономике Москвы. Повышение благосостояния университета, включая научных сотрудников, аспирантов и студентов МГУ через эффективное и рациональное использование научного, инновационного и кадрового потенциала университета». Особенно мне нравится вторая. Это классические примеры, как это должно быть. Если говорить о реалиях, то зачастую за услугами центров, называющих себя бизнес-инкубаторами, стоит лишь сдача в аренду помещений, иногда – оборудования.

- Как это происходит за рубежом?

- Надеюсь об этом узнать не из литературы, а, так сказать, лично. Из литературы и семинаров, проводимых иностранными специалистами, я бы даже сказал мировыми гуру инновационного бизнеса, это выглядит примерно так, как в Научном парке МГУ, хотя в международном рейтинге бизнес-инкубаторов присутствует лишь единственный российский инновационный центр – Научный и технопарк Томска, значит, как там. Вы знаете, в мае прошлого года проходил «Сколковский саммит творцов инновационного бизнеса». Я был участником и лично общался с этими самыми творцами. Могу лишь сказать, что нам, в России, еще очень далеко до них... Так вот к данному саммиту Инновационным центром «Сколково» и Рейтинговым агентством «Эксперт» было выпущено ограниченным тиражом «Руководство по созданию и развитию инновационных центров: технологии и закономерности». Это солидный материал на 150 страницах, в котором описываются успешные технологии при создании бизнес-инкубатора, а также указаны ошибки, которых стоит избегать. Сегодня это моя настольная книга, но, если честно, там мало что соответствует российским реалиям. Но ведь надо же с чего-то начинать и стремиться к лучшему.

- В чем основная идея социального бизнес-инкубатора РГСУ?

- В декабре ко мне обратился проректор РГСУ с предложением ознакомиться с работой РГСУ в инновационном направлении, чтобы оптимизировать процессы, расширить деятельность в этом направлении. После анализа я пришел к выводу, что для координации инновационной деятельности университета необходимо создать бизнес-инкубатор. Конечно, эта идея возникала у руководства вуза ранее, но это был тот самый момент, когда все пересекающиеся сошлись в одной точке в конкретное время. Понимаете?

Таким образом, приказом ректора от 02.04.2013 г. был создан Бизнес-инкубатор РГСУ, а я, соответственно, назначен его директором. Теперь, почему социальный бизнес-инкубатор? Во-первых, в стране нет ничего подобного, эффективно работающего. Во-вторых, РГСУ является флагманом социального образования в России и кому, как не ему, объединить проекты социальной значимости. Теперь о главном. Если задать прохожим вопрос: «Что вы понимаете под термином «социальный проект»?», готов поспорить, что девять из десяти ответят, что понимают это как помощь инвалидам, пенсионерам, малоимущим. То есть дотационные мероприятия. Не спорю. Но я также уверен, что есть проекты социальной направленности, которые можно и нужно коммерциализировать. Приведу два моих любимых примера. Первый касается изобретения Павла Курбацкого, который изобрёл трость-поводырь с GPS навигатором и парктроником для слабовидящих и слепых людей, устройство основано на нескольких современных технологиях. Его изобретение привлекло внимание мировых производителей электроники. И продай Павел права на свое изобретение этим мировым грандам – это и была бы коммерциализация проекта. Кстати, как Вы понимаете, исключительно социального. Но, Павел решить совершенствовать свое изобретение и, на мой взгляд, правильно сделал. Для справки: Павел Курбацкий – победитель всероссийского конкурса «Учёные будущего-2012». Кстати, в его планах – поступление в московский вуз. А может в РГСУ?

Второй мой любимый пример связан непосредственно с РГСУ. Университету принадлежат права на две программы: «SocialAnalysisLIV»и «SocPollLIV». Почему я люблю приводить этот пример? Потому что по утверждению автора данные программы не уступают, а в некоторых случаях превосходят американский аналог – программу SPSS. Так вот, для сведения, выдержка из Википедии: «28 июля 2009 компания объявила, что она была приобретена компанией IBM за 1,2 млрд долл. США». Так разве родной, вузовский, бизнес-инкубатор не должен взять на себя функции по продвижению данных программ? Ответ очевиден. Я к тому это все говорю, что бизнес-инкубатор РГСУ может и должен стать уникальным центром инноваций, потому что почти любой проект можно сделать социально значимым. Ведь даже такой очевидный пример, как создание новых рабочих мест, разве это не социальный проект? Я верю в то, что опыт, накопленный в нашем бизнес-инкубаторе, станет базисом для создания более масштабного проекта, а именно центра социальных технологий. Моя вера поддерживается тем обстоятельством, что проект бизнес-инкубатора РГСУ уже получил диплом Весенней ивент-сессии Коворкинг 2.0 в номинации «Лучший социальный проект».

- Кто сможет и на каких условиях обращаться и "вариться" в бизнес-инкубаторе РГСУ?

- Я бы выделил три категории. Во-первых, и это безусловный приоритет, это проекты, рожденные в стенах РГСУ теми же студентами, аспирантами, преподавателями университета. Во-вторых, это могут быть совместные проекты команд РГСУ и команд других вузов. В-третьих, это могут быть проекты со стороны. Все три категории объединяет социальная направленность проекта. Чтобы совсем было понятно. По первой категории, надеюсь, вопросов нет. По второй. Представьте себе, что не плохой технический проект не прошел, подчеркиваю, по тем или иным причинам, в Научный парк МГУ или любой другой бизнес-инкубатор при вузе. Но, имея социальную составляющую, он может стать резидентом бизнес-инкубатора РГСУ. Почему нет? Или наоборот, идея родилась у команды РГСУ, а в ее технической реализации помогает команда технического вуза. В третьем случае. Представьте себе, что в малом или среднем российском городе у человека/команды родился очень перспективный проект. Есть ли у такого проекта возможность прорыва в данной категории городов? Вопрос риторический. А в бизнес-инкубаторе РГСУ есть. Так что мы не найдем место в общежитии и офисные площади для команды такого проекта? Конечно, найдем!

Что касается условий. Сейчас разрабатывается концепция или бизнес-модель инкубатора. Она будет вынесена на обсуждение руководству РГСУ и, в случае утверждения, станут окончательно понятны принципы функционирования. Но, в черновом варианте, это выглядит таким образом. Я вижу два подхода. Первый – это полная финансовая и организационная поддержка проекта с целью его развития и дальнейшей продажи. Но, как Вы понимаете, это требует реально больших затрат. Второй – это предоставление традиционных услуг бизнес-инкубатора на коммерческой основе. Оба варианта имеют право на существование и, смею надеяться, что оба будут применяться.

- Назовите несколько главных причин, почему молодые люди в России боятся заниматься бизнесом? Или хотят, но не делают... Это от информационной непросвещенности в данном вопросе?

- Я не согласен в принципе с тем, что молодые люди в России боятся заниматься бизнесом. Это зависит лишь от позиции, которую занимает молодой человек/девушка. Если эта позиция активна, всегда найдется работа или бизнес, если нет, то и результат соответствующий. Я знаю это по своему сыну и его друзьям. Он еще учится на последнем курсе, но уже 2 года работает. Его друзья часто советуются со мной по открытию собственного бизнеса, по вопросам проектирования бизнеса. И, что немаловажно, открывают этот самый бизнес. Поэтому, повторюсь, все зависит от позиции самой молодежи.

Послушайте, вы молодые, у вас отсутствуют тормоза, над вами не тяготеют табу, вы свободны, молоды и энергичны. Различие лишь в том, в какую сторону направлена эта энергия. В сторону Манежной площади, как это было в 2002 году после трансляции футбольного матча, или в сторону созидания. Одной из задач бизнес-инкубатора как раз и будет являться поддержка того самого здорового начала российской молодежи в целом, в частности, его ориентация на созидание, на процветание страны и общества.

- Феликс, когда бизнес-инкубатор РГСУ начнет свою работу в полную силу? И кого бы Вы хотели видеть в качестве его участников?

- Хороший вопрос. Я хочу верить в то, что бизнес-инкубатор в том виде, в котором он задумывается, наберет ход года через два-три. Думаю, не раньше, ведь предстоит огромная организационная подготовка. А на крейсерскую скорость выйдет лет через пять. И это при том, что мы все будем на это работать. Проект имеет свои стадии, грубо говоря, это: идея – оформление идеи – посевная стадия – стартап. На самом деле у каждой стадии могут быть еще и фазы.

Кого бы я хотел там видеть? Вопрос не очень корректный. Я не Господь и даже не ректор, я не принимаю решение о членстве того или иного проекта. Для этого будет создан Экспертный совет. Но свое видение все-таки выскажу, надеюсь, меня тоже изберут в этот совет. Как я уже говорил ранее, в первую очередь – это внутренние проекты, т.е. проекты, рожденные в стенах РГСУ. Не имеет значение студентами, аспирантами или преподавателями. Конечно, хотелось бы, чтобы преимущественно это были проекты студентов и аспирантов, но это уж как получится. Во вторую очередь – это совместные проекты, т.е. проекты по так называемому межвузовскому взаимодействию. Что я имею в виду? В РГСУ нет технического направления, если не считать факультет информационных технологий. А проект может иметь сильную социальную составляющую, но технически его реализация невозможна в рамках РГСУ. Поэтому, техническую сторону мы можем отдать на аутсорсинг тому же Научному парку МГУ, или Проектному бизнес-инкубатору МГТУ им. Баумана. Кстати, уже подписан договор о сотрудничестве с научным парком МГУ, а уже в сентябре-октябре мы планируем подписать рамочные соглашения о сотрудничестве с бизнес-инкубатором «InCube» РАНХиГС при Президенте России, Технопарком ИЦ «Сколково». Думаю, будут и другие. И в третью очередь мы готовы брать проекты со стороны, почему нет? Главное – это социальная составляющая проекта.

- Вопрос как идейному вдохновителю инкубатора: какой Ваш девиз в работе и в жизни?

- Заметьте, не я себе навесил этот ярлык! Я, кстати, человек скромный. Если в шутку, то мой девиз по жизни: «Не дождетесь!». Это из анекдота, когда у человека спрашивают: «Как дела? Как здоровье?», а он отвечает: «Не дождетесь!». А если серьезно, то один из главных моих принципов – это делать все честно, это важно с моей точки зрения, и я иду до конца. Для меня рабочее время – это то время, когда я не сплю. Остальное – сон.

Пользуясь случаем, я хотел бы пригласить всех студентов, аспирантов, преподавателей и работников РГСУ принять участие в формировании, становлении и развитии бизнес-инкубатора и со своей стороны могу гарантировать, что буду рассматривать любой проект, любую инициативу вышеперечисленных групп. Я верю в то, что энергия и способности молодых можно преобразовать в конкретные проекты, которые послужат всему обществу, а авторам принесут известность и материальные блага.

Беседовала Инна Бугаева