О нас пишут


Комсомольская правда

«Комсомольская правда», № 118 (23063), 3 июля 2003 года

ОТКРЫТЫЙ СКЛАД НА БАЗЕ КОМИНТЕРНА

Таких книг во всем мире еще недавно было всего четыре. Теперь осталось только три. Уникальный экземпляр «Утопии» Томаса Мора стоимостью в 150 тысяч долларов бесследно исчез из хранилища Государственной общественно-политической библиотеки. Случилось это в мае сего года при невыясненных до сих пор обстоятельствах. Известно лишь, что заявку на получение «Утопии» приняли от человека, который не являлся читателем библиотеки. Вместо читательского билета этот гражданин показал паспорт, который оказался подложным. Вот, собственно, и все. Редчайшую книгу 1516 года издания спокойно вынесли средь бела дня. Больше ее никто не видел.

После этого вопиющего случая о Государственной общественно-политической библиотеке наконец-то заговорили, причем на достаточно высоком уровне. До этого двенадцать лет подряд ГОПБ никому не была нужна. А тут вдруг вспомнили о том, что библиотека-то, оказывается, национальное достояние России, которое нужно беречь. И как водится, начались поиски виновных. Виновными оказались не сотрудники библиотеки, проявившие чудовищную халатность, и не чиновники Минкульта, которые по долгу службы отвечают за ГОПБ. В том, что ГОПБ дошла до жизни такой, оказывается, виноват Московский государственный социальный университет, в феврале сего года переехавший в то самое здание по улице В. Пика, где и находятся библиотечные фонды. (При большевиках здесь находилась штаб-квартира Коминтерна, а затем Институт марксизма-ленинизма).

Короче, во всех бедах библиотеки виноват новый сосед. Почему новый? Да потому, что до февраля сего года здание арендовали несколько десятков коммерческих фирм. За двенадцать лет коммерции здание пришло в полнейшую негодность. Достаточно сказать, что одного только мусора новый сосед, то бишь МГСУ, вывез аж пятьсот контейнеров.

Мусором дело не ограничилось. В здании начался капитальный ремонт, активно благоустраивается территория вокруг, одна за другой исчезли сомнительные фирмочки. Отныне в бывшем здании Института марксизма-ленинизма будут постигать азы социальных наук российские юноши и девушки. Ну а что же уникальная ГОПБ? А против присутствия ГОПБ в здании университета никто и не возражает. Наоборот, кому ж, как не университетской общественности, пользоваться богатейшими книжными фондами ГОПБ? Еще осенью прошлого года, до новоселья, руководству библиотеки и в Минкульт России был направлен проект договора о сотрудничестве между МГСУ и ГОПБ. Университет предлагал отремонтировать библиотечные помещения, выплачивать сотрудникам ГОПБ «вознаграждения за библиотечное обслуживание слушателей, студентов, аспирантов, докторантов и работников Университета», помочь навести порядок в книгохранилище и наладить его охрану. Уже сейчас, не дожидаясь официального ответа, МГСУ передал библиотеке часть своих помещений, готов отдать два читальных зала и книгохранилище в новой пристройке и профинансировать строительство еще одного книгохранилища площадью 2 тысячи кв. метров.

С тех пор прошло полгода.Ответа со стороны Минкульта так и не поступило.

Казалось бы, в чем дело? В течение многих лет библиотекой не занимались, не давали ей денег, не ремонтировали помещения. Много лет подряд сотрудники ГОПБ терпели соседство с коммерческими фирмами, которые равнодушно относились к их проблемам. И вот наконец-то в здание пришел настоящий хозяин, которому небезразлично национальное достояние России, и преложил свою помощь, чтобы это самое достояние сохранить. А в ответ – тишина.

Появление МГСУ на улице В. Пика библиотечное руководство и работники Минкульта восприняли как покушение на национальное достояние России. Сначала университету запретили пользоваться центральным входом в здание и лифтом. Студенты и преподаватели, дескать, обойдутся запасным пожарным выходом, где ширина лестничного проема не превышает 120 см. Затем библиотекари заявили свои права на университетский коридор как свое книгохранилище, а замену входной двери, предпринятую МГСУ, расценили как пролом в стене книгохранилища. Дело получило большой резонанс, дошло до министра культуры, на защиту национального достояния от посягательств МГСУ, дружно встала культурная общественность.

Между тем национальное достояние оказалось в плачевном состоянии задолго до появления в здании университетских аудиторий. За двенадцать лет библиотечные фонды не только не увеличились, а, напротив, изрядно сократились. Как явствует из официального отчета Минкульта, по состоянию на 2000 год в фондах ГОПБ находилось примерно 2,3 миллиона единиц хранения. При советской власти считали поточнее. По данным 1990 года библиотечные фонды насчитывали 2 млн. 223 тысячи единиц, в том числе миллион 90 тысяч книг. Получается, что за это время фонды вообще не увеличились. Хотя хорошо известно, что в начале1990-х годов в ГОПБ свозились библиотеки партийных, профсоюзных и комсомольских организаций. Известно также, что каждый год ГОПБ, как и другие крупные библиотеки страны, получала так называемый «обязательный экземпляр». За двенадцать лет таких экземпляров должно было набраться более трех миллионов, а фонды как насчитывали 2,3 миллиона единиц хранения, так и насчитывают. Чудеса, да и только!

Число читателей, согласно все тому же официальному отчету Минкульта, составляет 2100 человек. В день в ГОПБ обслуживают 42 человека. Даже сегодня, когда интерес к серьезной литературе заметно упал, это не просто мало, а очень мало. Для сравнения: в менее известной Государственной центральной научной медицинской библиотеке насчитывается 55 тысяч пользователей, ежедневно ГЦНМБ обслуживает 250 читателей.

Короче, ГОПБ давно превратилась из общественно-политической библиотеки в книгохранилище, которое к тому же плохо охраняется. Эдакий склад на улице Вильгельма Пика! И состояние этого склада, похоже, явно кому-то нравится: уж слишком много у него защитников. Интересно, что исчезнет из библиотеки завтра?

Сергей Корнилов