О нас пишут


Вечерняя Москва

«Вечерняя Москва», 29 ноября 2006 года 

КАРЛ МАРКС УШЕЛ за четыре с половиной миллиона 

Ольга НИКОЛЬСКАЯ 

На ниве культуры разразился новый скандал. Факты, о которых пойдет речь, потрясают не меньше, чем кража раритетов из Эрмитажа и продажа уникальных русских орденов на аукционе «Сотбис». 

На аукционе был продан за 92 200 фунтов (4,5 миллиона рублей) «Манифест коммунистической партии», изданный в Лондоне в 1848 году. Хотя и Министерство культуры, и Росохранкультура, и лидер КПРФ Зюганов (его-то это с идеологического бока тоже касается) были в курсе, что есть основания считать эту библиографическую редкость краденой. Известно даже, откуда именно увели «Манифест», – из библиотеки, которая в свое время приравнивалась к секретному объекту. 

Скандал с кражей редких книг достиг апогея. Ректор Российского государственного социального университета (РСГУ) академик Василий Жуков провел вчера пресс-конференцию по поводу разворовывания исторических раритетов из Государственной общественно-политической библиотеки (ГОПБ) – бывшей библиотеки Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. 

Когда 15 лет назад создали университет, то его подселили к этой самой библиотеке, на улицу Вильгельма Пика, 4, справедливо полагая, что здесь для него готовая научная и учебная база. 

Университет никогда не был равнодушен к своему соседу и всегда старался помочь сохранению библиотечного фонда. А всякого рода уникумов и раритетов здесь много – на зависть многим библиотекам мирового уровня. 

Ректор на пресс-конференции так и заявил: «Наша цель – прекратить разворовывание уникального собрания. Нас не устраивает имидж, который придает университету руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой. Он (без всяких оснований) «копает» под РГСУ, наводит тень на плетень, доходит до булавочных уколов типа якобы случавшихся отключений света в библиотеке…» Ректор категорически заявляет, что этого не было. А вот документы и книги, похищенные из ГОПБ, продаются по баснословным ценам в московских магазинах, особенно в «Акции» и ее филиалах. И на аукционах беспрепятственно появляются книги со штампом «Библиотека ИМЛ при ЦК КПСС». 

А ведь это – часть того «золота партии», о котором так много говорили в начале 1990-х годов. Поговорили и забыли? Уникальное собрание книг и документов между тем гибнет. По словам Жукова, большая часть книг здесь даже не расставлена на стеллажах, а свалена на полу. То есть к книгам относятся хуже, чем к заурядному ширпотребу. – Несомненно, это была самая крупная в мире библиотека «левой» литературы, – говорит Жуков. – В голодные годы правительство Ленина (он был инициатором создания библиотеки) выделяло золото для приобретения книг. 

Сталин во время Великой Отечественной поручил офицерам Смерша свозить сюда все, что будет найдено по мере освобождения европейских стран. «Майн Кампф», например, издания 1930го года вывезли из Германии. Этот экземпляр читал Сталин, на полях есть его пометки…» У Жукова железный аргумент. В начале 1990-х фонды библиотеки оценивались в миллиарды долларов. И – начались кражи и таинственные исчезновения. Украли даже «Утопию» Томаса Мора, изданную в 1516 году на латинском языке. Она оценивается примерно в миллион «зеленых». 

Здесь было самое полное в мире собрание книг социалистов-утопистов. Причем прижизненные издания. Исчезли 12 книг Томаса Мора, 9 книг Кампанеллы, включая «Город Солнца», «Персидские письма» Монтескье, пропали все номера альманаха «Полярная звезда» Герцена и Огарева, прижизненные издания Плеханова, Кауцкого, Троцкого… Пропали издания из личной библиотеки Сталина. А ему дарили свои книги с автографами знаменитые авторы ХХ века: Лион Фейхтвангер, Ромен Роллан, Бернард Шоу и другие. С одной стороны, здесь было огромное собрание марксистско-ленинской литературы, а с другой – это самая антикоммунистическая библиотека в нашей стране! Чекисты 1920–1930-х сдавали сюда архивы и личные библиотеки всех репрессированных, а гебисты 1960-х – антисоветские издания и диссидентские листовки. Здесь хранилась белогвардейская литература, антибольшевистские плакаты и листовки времен Гражданской войны, архивы лидеров Белого движения, фотографии, которых нигде больше не увидишь. По сравнению с тем, что похищено из библиотеки, считает ректор, кража художественных ценностей из Эрмитажа – чуть ли не мелочь. 

Ювелиры могут восстановить эти вещи или со временем их найдут и вернут в музей, а вот восстановить архивные документы, книжные памятники невозможно. После кражи из Эрмитажа президент РФ поручил создать комиссию и проверить сохранность музейных, архивных и библиотечных фондов. Но это поручение как-то незаметно выхолостили. Ограничились только проверкой сохранности музейных фондов. А архивные и библиотечные фонды остались неохваченными. 

Что сохранилось в библиотеке? А что уже украдено? Не известно. В 1991 году здесь числилось 2,3 миллиона единиц хранения, включая 1090 тысяч ценных и уникальных книг. А сколько сейчас? Никто не знает. Инвентаризации последние 17 лет здесь просто не проводились. 

Раскрыть «библиотечные тайны» и решил ректор РГСУ, обиженный и возмущенный несправедливой критикой в свой адрес со стороны Михаила Швыдкого. А тут еще в Федеральном агентстве, руководимом Швыдким, родился проект – разделить библиотеку на три части, передав в разные организации, в том числе и в бывшую Ленинку. – РГСУ ни за что с этим не согласится, – говорит ректор. – Это значит – погубить уникальное собрание, а заодно спрятать концы в воду. Ведь именно мы избавили библиотеку от облепивших ее барахолок, невероятных арендаторов; мы несем определенные затраты на содержание своего соседа, не всегда учитываемые… 

Но университет не считает библиотеку просто «соседом». Ректорат видит в сотрудничестве с ГОПБ принципиально важное условие подготовки современных высокообразованных специалистов соответствующего профиля. Для студентов и аспирантов, которых в университете около 120 тысяч, библиотека – кладезь знаний. 

За комментарием «ВМ» обратилась к пресс-секретарю ФАКК Наталье Уваровой: 

– Слова о том, что мы задумали передать фонды Государственной общественно-политической библиотеки (ГОПБ) другим библиотекам для того, чтобы скрыть следы краж, я даже комментировать не хочу, – сказала Наталья Георгиевна. – Федеральное агентство по культуре и кинематографии больше, чем кто бы то ни было, заинтересовано в том, чтобы похищенные книги были найдены. Ведь эта библиотека – бывшая библиотека Института марксизма-ленинизма, в ее фондах находятся уникальные тома, например все работы по утопическому социализму. А вот планы передачи фондов другим библиотекам действительно есть. Фонды ГОПБ – не читательские, они рассчитаны на серьезных исследователей и не могут считаться собственностью одного лишь РГСУ. Поэтому значимость ГОПБ сравнима со значимостью Ленинки или Салтыковки. И именно там, по нашему мнению, самое место собранию Государственной общественно-политической библиотеки. 

«ВМ» будет следить за ходом событий