О нас пишут


Тверская, 13

«Тверская, 13», 21 ноября 2006 года

 
Расследование. Привязанные к долгу.
 

«Тверская,13» не раз писала о взаимоотношениях Российского государственного социального университета и Государственной общественно-политической библиотеки. Как считает ректор РГСУ, академик РАН Василий ЖУКОВ, сейчас наступил новый этап. 

Но начнем с поздравлений: 3 ноября первый заместитель Председателя Правительства России Д.А. Медведев вручил Вам премию в области образования за 2006 год. 

- Лауреатами премии Правительства России стала большая группы ученых РГСУ, которая разработала инновационный университетский комплекс по новому для нашей страны научно-педагогическому направлению – социальная работа. Мы рады тому, что признание заслуг университетского сообщества произошло в 2006 году, когда исполнилось 15 лет со времени появления новой профессии «социальный работник», новой специальности «социальная работа», а пионеру и флагману отечественного социального образования РГСУ 25 ноября т.г. исполняется 15 лет. Это праздник для 120 000 студентов, аспирантов, преподавателей и сотрудников, а также 42 000 выпускников, которые трудятся в учреждениях социальной сферы и принимают непосредственное участие в реализации национальных проектов. 

Что касается нового этапа во взаимоотношениях с ГОПБ, то я бы охарактеризовал его так. Сторонникам ГОПБ, предпринимающим усилия для того, чтобы конфликт не затухал, сейчас приходится туго. Весь потенциал клеветы, фальсификации, подлогов исчерпан. Во все без исключения высокие инстанции – от районного уровня до администрации президента - поступили на университет заявления с различного рода обвинениями. По ним проведены проверки, вывод один: представители Государственной общественной политической библиотеки, ее руководители и высокие покровители из Роскультуры распространяют клевету. На самом деле никакого конфликта нет, он носит искусственный характер и раздувается не в интересах возрождения ГОПБ, а для того, чтобы скрыть реальное состояние дел в ней. 

- Как я понимаю, проблема была и остается одна, это культурное наследие народов России и отношение к нему. 

- Если в целом в стране культурное наследие воспринимается как наследство, то в Государственной общественно-политической библиотеке фонды, накопленные библиотекой Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, стали добычей и мародеров, и нечистоплотных, профессионально несостоятельных лиц. 

Председатель Совета Федерации Российской Федерации Сергей Михайлович Миронов поддержал предложение РГСУ и направил Президенту России В.В.Путину письмо с просьбой передать ГОПБ в ведение РГСУ. 

- Очевидно, у этого предложения есть и сторонники и противники. 

- Да. По поручению Владимира Владимировича Путина создана межведомственная комиссия, которая рассматривает различные варианты возрождения Государственной общественно-политической библиотеки. Их два. Первый - предложение Роскультуры о том, чтобы библиотеку разделить на три части. Фонд редкой книги передать Российской государственной библиотеке; часть передать на архивное хранение; оставшиеся фонды - РГСУ. Такой подход позволяет пользоваться фондами ГОПБ в тех библиотеках, которые являются открытыми и доступными. И с этой точки зрения интересы читателя не пострадают. 

Мы придерживаемся другой точки зрения. ГОПБ формировалась с 1921 года. К 1991 году библиотека Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС накопила такие фонды, которые относят ее к библиотеке социального типа. В мире таких библиотек только четыре. До 1991 года она была среди них крупнейшей. Наше предложение сводится к тому, чтобы передать социальную библиотеку в ведение социального университета. 

Мнения членов Межведомственной комиссии разделились. Нас искренне радует конструктивная позиция Министра культуры А.С.Соколова, сенаторов, депутатов Госдумы, представителей Росимущества, Счетной Палаты России, Общественной Палаты, группы академиков РАН, Рособразования. 

Позиция Е.Г.Драпеко и представителей Роскультуры нам известна и удивления не вызывает.
 
- Почему? 

- Агрессивное поведение Е.Г.Драпеко – это не позиция политического деятеля, а реакция разгневанной мамы на отчисление из РГСУ ее дочери. С этической точки зрения это не красит народного избранника, но, к сожалению, во фракции КП РФ такие персонажи встречаются. Будем думать, какой политической силе и при каких условиях нужно доверять на выборах. 

У альянса директора ГОПБ И.Б. Цветковой и Е.Г. Драпеко есть еще один, И.Б. Цветковой озвученный, мотив: Жуков, якобы, не знает, что мы, питерские, друг друга в обиду не даем. 

Я, Ирина Борисовна, многого не знаю. Но одно знаю точно: таких «питерских» как Вы и Ваши подруги и в Москве, и за ее пределами не очень много. Мотивы, которые Вас объединяют, не следует называть питерскими. Они больше известны как «подольские», «тамбовские» и другие. Пусть при этом не обидятся на меня жители мест, которые дали название новым для страны явлениям. 

Что касается Роскультуры, то руководители этого ведомства погрязли в попустительстве, пошли на поводу у директора ГОПБ, которая сумела ввести в заблуждение своих покровителей. На базе недостоверной информации за подписями руководителей Роскультуры в десятки инстанций ушли письма и телеграммы, фальсифицирующие ситуацию. Признавать это не хочется, отсюда и стремление разделить фонд ГОПБ, избежать инвентаризации, а значит и ответственности за сохранность национального достояния. 

- Василий Иванович, но прежде чем решать вопрос о дальнейшей судьбе ГОПБ, наверное, речь должна идти о полной инвентаризации? 

- Да. Нужно сделать то, что любая библиотека должна делать в установленные сроки: провести инвентаризацию и понять, в каком состоянии находится сейчас некогда уникальный библиотечный фонд, что отсюда украдено, уничтожено временем, а что стало добычей должностной безответственности, халатности и ведомственного равнодушия. Только проведя эту работу, можно говорить, что мы стали на путь возрождения библиотеки. А уже потом принимать решение, в каких условиях должны храниться фонды, какой проводить ремонт, какое оборудование завозить, как обеспечить сохранность оставшейся части коллекции, какова должна быть штатная численность библиотеки. Исходя из потребностей читателей, нужно установить удобный для них график работы читального зала. Надо заниматься организацией выставок. Причем проводить их не разово, для имитации деятельности, а систематически, пропагандируя содержание хранилищ. 

- А у вас нет опасений, что эта инвентаризация будет проведена необъективно? 

- Если это будет поручено РГСУ, то за профессионализм, объективность и оперативность я ручаюсь. А то, что сейчас идет в библиотеке, это не инвентаризация. Инвентаризация должна проводиться на базе того, что было известно об этой коллекции в конце 80-х годов. В марте 1989 года завершилась инвентаризация фонда в библиотеке ИМЛ при ЦК КПСС и был составлен соответствующий акт. На основании этого акта, книг суммарного учета и инвентарных книг можно составить достоверное представление о судьбе библиотеки ИМЛ при ЦК КПСС. 

У прежнего и теперешнего руководства ГОПБ были все возможности для того, чтобы с 15 июля 1992 года провести сплошную инвентаризацию. Почему они этой возможностью не воспользовались, остается секретом. То, что проводится сейчас, я об этом говорю ответственно, это не инвентаризация. Это учет остатков. Более того, под эти остатки сейчас подгоняются каталоги. И если эта работа будет завершена, то провести сплошную инвентаризацию и достоверно устанавливающую, что было и что осталось, уже будет почти невозможно. Но если это будет поручено университету, мы и эту запутанную до предела ситуацию с учетом выправим. 

- Когда будет проведена сплошная инвентаризация, можно ответить и на другие вопросы. Например, можно заявить в правоохранительные органы о том, что исчезло. Тем самым ограничить оборот на рынке, и не только на черном, всего того, что из библиотеки украдено. 

- Верно. Сейчас заходите в любой из пяти магазинов, которые я готов назвать, и вы на полках увидите находящиеся в свободной продаже книги, где есть штампы библиотеки Института марксизма – ленинизма при ЦК КПСС, библиотеки Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. 

Есть еще один вопрос, вопрос криминального плана: с какой целью занижается стоимость того, что похищено, и что не удалось скрыть. То есть библиотека и ее руководители скрывают, что похищено из ГОПБ. Но в тех случаях, когда им это не удается сделать, как в случае с «Утопией» Томаса Мора 1516 года издания, по какой-то причине многократно занижается стоимость похищенного. Этим самым у следователей даже при наличии заявления утрачивается интерес к «мелочевке» стоимостью, скажем, 30 тысяч долларов. Почему это происходит? 

К сожалению, неожиданная смерть Бориса Николаевича Горелова наводит на многие размышления. Почему-то так случилось, что его смерть почти совпала с возбуждением уголовного дела по факту кражи из ГОПБ особо ценных книжных памятников. Уголовное дело возбуждено по 164 статье, и тем самым внимание к Государственной общественно-политической библиотеке, наконец-то, проявили правоохранительные органы. Б.Н.Горелов 7 октября пошел на встречу, как он мне сказал, с людьми, которые откроют ему тайну, где найти «Утопию» Томаса Мора. Я пожелал ему удачи и посоветовал сохранять осторожность, потому что речь идет о целом состоянии. Минимальная стартовая рыночная стоимость в случае выставления этой книги на аукцион составляет не менее 1,5 миллиона долларов. 10 октября пришло известие о том, что Б.Н.Горелов был госпитализирован и скоропостижно скончался в больнице. Из жизни ушел главный свидетель того, кто на самом деле грабил ГОПБ, организовал канал сбыта уникальной литературы за рубеж. Я не мистик, не специалист в криминальных делах, но не могу избавиться от ощущения, что в неожиданной смерти Б.Н.Горелова есть загадка. На некоторые размышления наводят и звонки, раздававшиеся в моем кабинете. Но это другая тема. 

- Василий Иванович, а как поменялся взгляд Роскультуры на ситуацию вокруг РГСУ И ГОПБ в связи с поручением Президента проверить сохранность фондов? 

- Судите сами. Вот украли из Эрмитажа 221 ювелирное украшение разного рублевого достоинства. Да, конечно, государству причинен ущерб. Однако, по сравнению с тем, что украли из Государственной общественно-политической библиотеки, утрата Эрмитажем украшений – временная неприятность, но не беда. То, что там произошло, поправимо. То, что произошло и происходит в ГОПБ, непоправимо. Мне непонятно, почему президент РФ дает поручение изучить степень сохранности музейных, архивных и библиотечных фондов, а вся работа направлена только на инвентаризацию музейных сокровищ. 

- Василий Иванович, с помощью Бориса Горелова была возвращена не одна ценная книга. Как, на ваш взгляд, после его смерти будет развиваться ситуация? 

- С его участием мы вернули более 400 наименований различных книг и документов, в том числе уникальных. Понятно, что этот процесс сейчас будет прерван, потому что Борис Горелов многое мне не рассказывал, а в некоторых случаях прямо говорил: я не хочу, чтобы вы это знали. Есть, говорил Борис, опасные для человека и его здоровья знания. Я много раз его спрашивал: в твоих дневниках и показаниях, когда шло следствие по твоему уголовному делу, несколько раз звучало, что ты готов назвать фамилии людей, которые организовали вывоз ценностей за рубеж и которые этим занимаются сейчас. Я так от него и не добился, кто эти люди. А те представители правоохранительных органов, которые с ним встречались, этой его информацией почему-то не заинтересовались. Может быть, получили сведения и припасли их для какого-то другого времени. Я не могу понять, почему сотрудник уголовного розыска, который и от Бориса Николаевича, и от меня получал информацию, в каких магазинах продаются книги, не выезжал туда и не составлял акт, фиксирующий продажу документов со штампом «Библиотека ИМЛ при ЦК КПСС». 

Борис Николаевич – важный свидетель. Только он знал, какие именно подарки Сталину исчезли из Государственной общественно-политической библиотеки. Только он мог показать, где, в каком месте стоял медный лист-оттиск первого экземпляра газеты «Искра», большевистской реликвии, которая оттуда украдена. Только он мог показать, где находились исчезнувшие из ГОПБ фотографии всех депутатов Государственной Думы трех первых императорских созывов. 

Конечно, кроме Горелова знают об этом те работники библиотеки, которые трудились тогда и трудятся сейчас. Но тогда их отношение было одним, сейчас это отношение другое. Складывается впечатление, что многие оставшиеся в библиотеке сотрудники связаны круговой порукой, объединены обетом молчания, а не интересами возрождения ГОПБ. 

- Не будет ли уголовное дело, заведенное по фактам хищения в ГОПБ, опять закрыто? 

Мое обращение в Прокуратуру стало ответом на массированную агрессию, предпринятую в этом году против РГСУ. Одно за другим ушли на имя мэра Москвы, Президента России, в Генеральную Прокуратуру и Счетную Палату России клеветнические письма за подписью крупных политических деятелей КП РФ. Странным было то, что разграблена родная для них марксистко-ленинская библиотека, украдены 12 книг Т.Мора, 9 книг Т. Кампанеллы, 7 произведений Ш. Фурье, все прижизненные издания К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, А.И. Герцина, а к ответственности на основе ложных сведений виднейшие представители КП РФ потребовали привлечь того, кто добивается возрождения ГОПБ и возврата похищенного. Попытка не удалась, но агрессивное давление не остановилось. 

Мое обращение в Прокуратуру стало ответной реакцией. Оно преследует одну цель: добиться проверки изложенных мною фактов масштабных хищений из ГОПБ, добиться проведения инвентаризации, на основе которой можно выявить украденное и объявить в розыск похищенное. Если при этом возникнут основания для привлечения к ответственности конкретных лиц, то это не цель письма, а результат содеянного. Это уже логика Г. Жеглова, а не ректора РГСУ. 

Безусловно, мне известно, насколько могущественны покровители ГОПБ и какие механизмы будут включены для прекращения уголовного дела. Закрыть его будет труднее, чем не возбуждать по фактам, которые известны с начала 90-х годов прошлого века. В том числе и потому, что «Тверская,13» не первый раз обращается к этой теме и уже есть определенный общественный резонанс. Во-вторых, есть поручение президента РФ. В-третьих, есть люди, которые с большой ответственностью относятся к поручению главы государства и которые, говоря словами И.С.Тургенева, «как якорем привязаны к слову «долг». Тургенев в свое время пояснял, что среди русской интеллигенции всегда будет заметен слой таких людей. И если сохраняются люди, которые живут по этим законам, если они понимают, что их главный долг – это долг перед своей собственной страной за перспективы ее дальнейшего развития, то остановить их сложно. А если их станет много, то и невозможно. Я уверен: начавшиеся в XXI столетии политические и другие процессы приведут к созданию Сильной, Справедливой, Солидарной России. Это и будет СССР, которая уже никому не позволит превращать национальное достояние в добычу.

Беседовал Владимир СТУКАЛОВ