О нас пишут


Российская федерация

ПРОШУ СЛОВА!

Василий Жуков, академик РАН,
ректор Российского государственного социального университета
НАСЛЕДСТВО ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ДОБЫЧУ
На виду у всех угасает Государственная общественно-политическая библиотека.

Не так давно из Эрмитажа исчезло более двухсот ювелирных изделий. К ювелирным изделиям люди относятся по-разному. Для многих — это масштабная кража. Некоторые СМИ объявили ее чуть ли не кражей века. Безусловно, я не равнодушен к происшедшему. Но меня больше удручает не утрата драгоценностей, а исчезновение из библиотек уникальных книг, архивных документов, манускриптов, национального культурного достояния. Если антиквариат можно перевести на язык стоимости, то книжные памятники не имеют цены. От того, на какой информационной основе формируется личность, зависит характеристика Гражданина, общества и его элиты, место страны в сообществе наций.

Сохранность библиотечного фонда — проблема всей цивилизации. Да. В США под угрозой разрушения находится пятая часть фондов, в Германии — около 15 процентов, в России — более 30 процентов. И в отличие от других стран, отечественный фонд страдает не только от плохих условий хранения, но и от мародеров. Налицо угроза полной утраты их для последующих поколений. Сколько уже утрачено, в том числе разворовано — никто не знает, поскольку инвентаризация в установленные сроки не проводится. Но судя по всему — сотни миллионов. Я редко бываю за рубежом, но когда участвую в работе конференций и симпозиумов, заглядываю в букинистические магазины. Оторопь берет: откуда столько редких книг — реликвий славянской культуры?

В последние годы хищения «чужими» сменились кражами изнутри. Изменилась поведенческая парадигма библиотекаря. Для значительной части этих, в своем роде святых людей, книга по-прежнему ценность из ценностей. Но растут ряды и тех, кто видит в литературном или научном произведении не свежесть мысли или оригинальность идеи, а товар.

Воровство, разбазаривание библиотечного фонда достигло огромных размеров и выливается в величайшую национальную трагедию. Можно вырубить и вновь вырастить лес, можно восстановить загубленную землю, можно даже поправить демографию. Но, утратив Книгу, утратим базу цивилизованного развития.

Несокрушимость России в духовности, образовании, культуре. Это понимали и понимают все наши недруги. Лишить наш народ этой силы “из-за бугра” долго не удавалось — мы были самым читающим народом. Лишить нас этой силы изнутри — получилось. Сегодня в стране несколько миллионов неграмотных детей школьного возраста. Мы стали меньше читать, утрачиваем интерес к книгам, не заботимся о и хранении фондов. Кому в “тоталитарные времена” могло присниться, что в затопленном подвале университета будут плавать старинные фолианты, до которых никому нет дела? Кто мог осмелиться, получив дом литературного гения, выбросить на улицу его библиотеку? Чем демократический вандализм лучше коммунистической диктатуры?

В начале ХХI столетия появились основания для оптимизма: после десятилетнего произвола “бизнесменов-чернокнижников” в апреле 2000 года в Санкт-Петербурге состоялось Всероссийское совещание, участники которого разработали Национальную программу сохранения библиотечных фондов. “Библиотечный фонд — память нации”. Сказано хорошо и сильно. Определились 7 основных программ: консервация библиотечных фондов; сохранение информации и создание Страхового библиотечного фонда; книжные памятники РФ; безопасность библиотечных фондов; сохранение библиотечных фондов в процессе использования; учет библиотечных фондов; кадровое обеспечение Программы.

Свое место в Национальной программе определили восемь федеральных библиотек, находящихся в ведении Роскультуры. Забыли девятую — Государственную общественно-политическую библиотеку (ГОПБ). Странно, не правда ли?

Библиотечный фонд ГОПБ берет свое начало в 1921 году, когда по инициативе В.И. Ленина в структуре Института Маркса и Энгельса появилась библиотека Д. Рязанова.

Все руководители Советского государства, общественные деятели из других стран принимали активное участие в пополнении библиотеки. Правительство при всей бедности, особенно в первые годы Советской власти, не жалело денег для пополнения фондов. Особую роль в этом сыграл И. В. Сталин. Не случайно одно время эта коллекция называлась Сталинской. Известно, что во время Великой Отечественной войны именно он дал указание “Смершу” пополнять коллекцию трофейной литературой.

Чекисты за годы своей деятельности основательно потрудились, чтобы изъять антисоветскую, антикоммунистическую литературу. Но эти книги, как и личные библиотеки “врагов народа”, не уничтожались, не сжигались: все шло в спецхран. В итоге собранная коллекция охватывает период развития социальной мысли с XVI века до конца XX столетия. Библиотечный фонд и архив ИМЛ при ЦК КПСС — это на начало 1991 года 2 млн 223 тысячи единиц хранения. Из них более одного млн — редкие книги. Как видим, это — настоящий золотой запас партии. Это — не имеющее цены национальное достояние России. Неслучайно библиотека отнесена к крупнейшим социальным библиотекам планеты. А их в мире всего четыре.

В 1989 году в этой библиотеке была проведена инвентаризация. Она проводилась накануне переезда в новое хранилище, которое по степени надежности и обеспечения сохранности, считалось лучшим в СССР. При этом новое здание предназначалось не только для книг, но и для хранения марксистко-ленинских тайн, которые, как известно, держатся за семью печатями. Но эти тайны - предмет другого разговора.

Библиотека на правах отдела входила в состав ИМЛ при ЦК КПСС. Коллектив несколько месяцев не получал зарплату, пока не появился свой благодетель в лице директора Института сравнительной истории, который находится в Амстердаме. Хочется надеяться, что эта помощь была бескорыстной. Правда, как понять в таком случае, что ряд уникальных документов, хранившихся в библиотеке ИМЛ при ЦК КПСС, опубликован в Голландии?

В 1992 году на базе ИМЛ Правительство создало Государственную общественно-политическую библиотеку. У библиотечных фондов появилось два врага: ведомственное равнодушие и бесхозяйственность, с одной стороны и, грабители, воспользовавшиеся этим, с другой. ГОПБ тогда плохо финансировалась. Оборудование было выведено из строя. В книгохранилище не поддерживается нужная температура. Книги покрылись слоем пыли, плесени. Они портятся, приходят в негодность и от сырости, и от сухости. Помещения ГОПБ требуют ремонта.

Национальные кладовые можно опустошить напрямую, но можно и халатностью, попустительством, безответственностью. В ГОПБ сеть и то, и другое. Казнокрадство многолико. О массовых кражах знают сотни людей. Не так давно официально объявлено, что из ГОПБ до 1994 года вывезено около 5 тонн (то есть не менее 15 тысяч единиц хранения) уникальных книг и документов. Это варварство, как отмечали СМИ, организовано было президентом “Фонда” российско-эллинского духовного единства Г. Е. Тропезниковым-Герасимиди по спискам, составленным гражданином Израиля В. Лебедевым. В правоохранительные органы заявление о краже не поступало. Сенсационное событие до сих пор остается без внимания и оценки. Вторую волну опустошительных краж связывают с именем Б. Н. Горелова. Пока других не поймали, он считается рекордсменом по количеству украденных книг. Но что и в каком точно объеме похищено им из ГОПБ, так же до сего времени никто не знает. Ровно как никто не может назвать точного ущерба. В материалах уголовного дела фигурирует сумма 202 464 долларов. Сумма явно заниженная. Скажем, три книги Ф. Бэкона (середина XVII века) оценены в 700 долларов, пять книг Ж. Барклауса (XVII век) — в 1450, “Утопия” Я. Бидермана (1640 год) — в 250. Разве эти редкостные шедевры стоят столько? 2 июля 2006 года на аукционе Sothebey’s один из первых экземпляров “Манифеста коммунистической партии” продан за 9 тысяч 200 фунтов стерлингов. А можно ли поверить, что книгу Г. Бьюкенена “Шотландцы”, изданную на латинском языке, можно купить за 350 долларов, “Кодекс Юстиниана” (1559 год) за 650 долларов? К XVI веку относятся уникальные книги, оставшиеся в одном или нескольких экземплярах, книги А. Веспиртия (1505 год), Я. Гуса (1536 г.), Фукидида (1540 г.), Папы Григория IX (1550 г.), М. Лютера (1560 г.). И таких редчайших книг, изданных в XVI—XIX веках, по оценкам экспертов, с реальной стоимостью не менее 5 тысяч долларов каждая — 229.

В числе исчезнувших труды Г. Гроция, Ж.-Бодена, Г. Галилея, Эразма Роттердамского, Г. Кампанеллы, Г. В. Плеханова, 175 томов книг из “Библиотеки И. В. Сталина”, 100 книг, воспевающих Гитлера и нацизм, книги В. Н. Гладких “Жиды”, Г. Симона “Евреи царствуют в России”, А. Фея “Тайный вождь иудейский”, Е. Чирикова “Евреи”. Да разве все перечислишь! Между прочим, большинство этих книг хранилось в несгораемых сейфах.

Эти кражи нужно связывать не только с Б. Н. Гореловым. Его, как говорят, “сдали” и предупредили: если возьмешь все на себя, будет один срок. Если назовешь сообщников, пойдешь как участник организованной преступной группировки и получишь по полной. Горелову не надо было долго втолковывать, ибо он уже трижды бывал на нарах. Эта была его четвертая судимость. Он взял все на себя и получил 6 лет. Находясь в местах не столь отдаленных, многое переосмыслил. Прежде всего потому, что подельники не выполнили своих обещаний. Горелов напряг память, записал в свой дневник за 6 лет все адреса и фамилии как покупателей, так и продавцов украденных книг из ГОПБ. Уже на 4-м году сидения отправил, казалось бы, заинтересованным лицам предложения как возвратить раритеты. Думаете, кто-нибудь заинтересовался? Никто. И главное — это не вызвало никакого интереса у М. Швыдкого и руководителей ГОПБ.

В 2004 году Горелова удалось разыскать. От него удалось узнать, что многие книги похищены без его участия, работниками библиотеки. Он готов назвать имена. Убедил Горелов и в том, что есть возможность вернуть государству то, что украдено. Взялись за дело и за короткий срок вернули России более 400 раритетов. О краже ни одной из возвращенных в ГОПБ книг не было заявлено в правоохранительные органы. Книги со штампом «библиотеки ИМЛ при ЦК КПСС» до сих пор продаются в букинистических и антикварных магазинах, на аукционах.

В числе тех краж, которые совершены “после Горелова”, относится сенсационное исчезновение “Утопии” Т. Мора 1516 года издания. “Утопия” — это книжный памятник. Памятник цивилизации. Поразительно, но руководители ГОПБ чуть ли не гордятся тем, что у них украли “Утопию”. Вопиющее происшествие преподносится как результат безответственности большого количества людей к библиотеке, а не как ЧП в ней самой.

Идут годы. В библиотеке после распада СССР ни разу, вопреки установленным нормативным требованиям, не проводилась инвентаризация. И никто не проявляет заинтересованности в том, чтобы навести порядок, разобраться, что было в фондах, что похищено. Никто не ограничивает на «черном» рынке оборот похищенных книг со штампом библиотеки ИМЛ при ЦК КПСС. Более того, правоохранительные органы о кражах не информируются, всякий раз, когда речь заходит о возвращении государству раритетов, стоимость их занижается. У меня создается впечатление, что руководство ГОПБ и их покровители озабочены одним единственным — сделать все, чтобы увести от ответственности тех людей, кто организовал массовые хищения раритетов и архивов — национального достояния России.

Характерно, что всякий раз, когда мы ставим вопрос о проведении в ГОПБ инвентаризации, сталкиваемся с потрясающей, чудовищной агрессивностью руководителей Роскультуры и руководства библиотеки. Есть инструктивные указания Минфина, есть приказы Минкультуры, которые определяют порядок и сроки проведения инвентаризации. Во всех библиотеках страны это исполняется, в ГОПБ — нет. Даже при смене директора в 2002 году инвентаризации не проводилось. Уму непостижимо!

Недавно состоялась коллегия Минкультуры по поводу “сенсационной” кражи в Эрмитаже. К какому выводу она пришла? Констатировала, что у всей системы есть три врага: 1) недостаток площадей для хранения, 2) дефицит финансовых средств, 3) невыполнение инструкций. Должен заметить, что и первое и второе к ГОПБ не относится. Площадей здесь более чем достаточно. Например, библиотека РАН в три раза уступает ГОПБ по возможностям хранения, размещенных на 1 кв. м. хранилищ. ГОПБ сейчас не испытывает и дефицита финансовых средств. Из бюджета ей выделяется достаточно средств. Третий пункт решения Минкультуры о невыполнении инструкций как раз стопроцентно относится к ГОПБ.

Долгое время в ГОПБ царили тишь да гладь. Но в феврале 2003 г. бывшие здания ИМЛ при ЦК КПСС передали Российскому социальному государственному университету, исключая площади ГОПБ. Мы стали невольными созерцателями масштабного опустошения национального достояния. Дали соответствующую информацию учредителям библиотеки. К нашему удивлению, это не вызвало никакой реакции. Точнее, вызвало, но обратную. По логике Швыдкого к ответственности нужно привлекать не тех, чья халатность приводит к утрате национального достояния, а тех, кто требует наладить достоверный учет, провести инвентаризацию, заявит в правоохранительные органы о том, что украдено, ограничить на «черном» рынке того, что похищено из ГОПБ и.т.д. Это - странная логика, логика «оборотней».

В 2003 году я поставил вопрос о возрождении библиотеки. Что понимаю под этим? Библиотека — это место, где читатель встречается с книгой. Если книга есть, а читателя нет, то это не библиотека, а склад. На складе книга - товар, в библиотеке — это ценность. Преодолеть это — значит возродить Государственную общественно-политическую библиотеку.

Что прежде всего нужно сделать? Изучить, чем эта библиотека сегодня располагает, что имеется и в каком состоянии? Исходя из этого, надо предпринять меры для обеспечения сохранности того, что есть. Необходимо укомплектовать штаты, подобрать профессионалов, которые будут работать с этими сокровищами. По номинальной численности в этой библиотеке надо 170 работников. Сейчас их меньше 60, при этом 30 — начальники. Большинство — люди пенсионного возраста. Поступающую литературу некому обрабатывать, она грудами сваливается где попало.

Библиотека должна иметь своего читателя. Он придет, если его хорошо обслуживают. Режим работы ГОПБ крайне невыгоден для посетителей: читальный зал работает с 10 до 17. В пятницу библиотека закрыта либо на санитарный день, либо по другим причинам. В субботу и воскресенье и вовсе не работает. В эту библиотеку записалось и 860 наших студентов, преподавателей, аспирантов. Но вскоре все они перестали ее посещать.

Что еще понимается под возрождением? В ИМЛ при ЦК КПСС был фонд иностранной литературы и периодики. Сейчас этот зал исчез, ибо его заняла под свой кабинет директор И. Б. Цветкова. Потрясающе!

Библиотека должна активно заниматься пропагандой своих фондов. Это многогранная работа, включающая в себя проведение выставок, семинаров, встреч с читателями. Мы проводили недавно международную конференцию по генезису терроризма. Попытались подключить к ней ГОПБ, открыть тематическую выставку книг, готовы были заплатить за нее. Получили отлуп.

Став соседями ГОПБ, наш университет первым протянул руку дружбы, надеясь на тесное деловое сотрудничество. Но, потревожив болото, мы столкнулись с агрессией. На РСГУ пошел в наступление М. Е. Швыдкой, подключив влиятельных лиц, в том числе, к моему изумлению, лидера КПРФ и депутатов Госдумы от фракции коммунистов. Нас обвиняют нас в создании “угрозы” для сохранности государственного имущества и культурного наследия РФ. В университет последовали одна за другой комиссии. Изучив ситуацию, люди пожимают плечами: никаких противоправных действий РСГУ в отношении библиотеки не предпринимает, наоборот, пытается всеми средствами не дать окончательно разграбить ГОПБ. Университетское сообщество считает своим долгом обуздать действия «чернокнижников», призвать к ответственности тех, кто превращает наследство в добычу.