О нас пишут


Российская газета

«Российская газета», № 136 (3250), 11 июля 2003 года

ПУБЛИЧНАЯ БИБЛИОТЕКА С ОГРАНИЧЕННЫМ ДОСТУПОМ
Василий Жуков -
ректор Московского государственного
социального университета,
член-корреспондент РАН,
заслуженный деятель Российской Федерации,
доктор исторических наук, профессор.

В нынешнем феврале Московскому государственному университету (МГСУ) был передан комплекс зданий бывшего Института марксизма-ленинизма по улице В. Пика, 4, за исключением площадей, занимаемых Государственной общественно-политической библиотекой.

Решение о передаче МГСУ помещений по улице В. Пика принималось, во-первых, с учетом необходимости подготовки специалистов для социальной сферы; во-вторых, исходя из необходимости восстановления исторического комплекса зданий, разрушенных 10-летней бесхозяйственностью; в-третьих, в связи с наличием примерно 50-ти коммерческих структур, профиль деятельности которых не совпадал с назначением зданий.

Выполняя обязанности ответственного балансодержателя, МГСУ приступил к капитальному ремонту, рассчитанному на восстановление исторического комплекса зданий с их дальнейшим использованием в интересах развития науки, культуры и образования. Восстанавливается система жизнеобеспечения, начались масштабные работы по благоустройству запущенной территории, вывезено более 500 контейнеров мусора, возрождается парковая зона, обновляется яблоневый сад и т.д.

За очень короткий срок помещения покинули более 50 коммерческих организаций, тенденция к тому, чтобы в комплексе зданий остались только 2 учреждения - МГСУ и ГОПБ - стала очевидной.

Вопреки разного рода публикациям, университет высоко ценит и саму Библиотеку, и людей, преданных своему делу, сохранивших в трудные для Библиотеки годы значительную часть редких и редчайших книг. Это естественно: университет, по определению, собрание студентов и профессоров вокруг библиотеки. Уже в силу этого никто из университетского научно-педагогического сообщества не может быть противником Библиотеки.

С первых дней своего «соседства» с ГОПБ университет стремится к сотрудничеству. Проект договора о сотрудничестве в Минкультуры РФ и директору Библиотеки мы передали еще в октябре прошлого года. Работая над ним, мы исходили из социального профиля Библиотеки, совпадающего с основными направлениями научной и образовательной деятельности МГСУ.

В своих предложениях специально подчеркнули: «Университет не выражает заинтересованности в изменении организационно-правовой формы библиотеки», обязуется оказать библиотеке содействие в ремонте и содержании зданий (помещений), закрепленных за библиотекой», выплачивать работникам библиотеки «вознаграждение за библиотечное обслуживание слушателей, студентов, аспирантов, докторантов и работников университета».

Прошли месяцы. Ответа на наши предложения нет. Но появились претензии к университету: центральный вход и единственный лифт нужно передать библиотеке в исключительное пользование; университету предоставить возможность пользоваться запасным пожарным выходом, где ширина лестничного проема не превышает 123 см и т.д., и т.п.

Дело дошло до того, что сотрудники библиотеки представили замену двери в коридоре, которая ведет на второй этаж университетского корпуса, как «пролом в стене книгохранилища», оповестили об этом своего министра и ввели в заблуждение общественность. При этом дверь была заменена в феврале, а «проломом"» она стала в мае.

Ложь – сильное, но скоропортящееся оружие. Библиотека признала необходимость освобождения университетских помещений. Но остались невыясненными мотивы поведения, смысл и направленность конфронтации.

«Защитники» библиотеки не поленились вылить ушаты грязи на всех: на Минимущества России, на десятки других «невежд», посягнувших на «национальное достояние России», т.е. на библиотеку.

Внесем ясность: библиотека – это учреждение, где читатель встречается с книгой. Если книга есть, а читателя нет – то это не библиотека. Это – книгохранилище. То есть, не ГОП–библиотека, ГОП-склад.

В библиотеке книга – это сокровище. Книга на складе – это товар. Первое – бесценно, второе имеет цену.

Вызывает возмущение то, что книжный склад по улице В.Пика, 4 могли грабить на протяжении многих лет. Исчезли редчайшие книги. Утеряна даже «Утопия» Т. Мора, что преподносится как результат безответного отношения к библиотеке, а не как ЧП, случившееся в ней самой.

В ГОПБ хранилась не просто книга, а уникальное, не имеющее цены сокровище. Известно, что таких книг в мире сохранилось только четыре.

В библиотеках, имеющих отделы редких книг, установлены специальные правила обслуживания читателей, гарантирующие их сохранность. В частности, книгу можно получить по читательскому билету; пользоваться ею разреют не в общем зале, а только в читальном зале отдела редких книг; выдаваемая книга записывается в отдельный журнал выдачи с указанием даты, автора, названия, инвентарного номера, фамилии сотрудника, выдавшего издание. О выносе книги не может быть и речи. И еще одно: сотрудник, дежурящий в зале, обязан там находиться с момента выдачи постоянно.

В случае с названной книгой произошло нечто, не имеющее объяснения. Во-первых, какие слова нашел читатель для объяснения того, что его познавательные потребности может удовлетворить только изданная в 1516 году на латинском языке книга, почему его не устраивает издание на русском языке из любой библиотеки, начиная с сельской? Во-вторых, почему заявку на книгу приняли от человека, не являвшегося читателем библиотеки? В-третьих, почему вместо читательского билета приняли паспорт, оказавшийся подложным? Проявлена руководителями Библиотеки или ведомства халатность или созданы условия для хищения? Кто привлечен к ответственности за утрату этой части уникального издания стоимостью не меньше 150.000 долларов?

Вынужден обратить внимание еще на одно обстоятельство: во многих публикациях содержатся пространные рассуждения о мужественной борьбе ГОПБ со всякого рода противниками (большей частью придуманными), но нет ни слова о главном: какую работу проводит библиотека, какие современные виды услуг она оказывает и т.д.

Решающее значение для оценки деятельности библиотеки имеет количество читателей, посещаемость, число ежедневных книговыдач и т.д. Из отчета Минкультуры РФ узнаем о крайне вялой посещаемости библиотеки. Все познается в сравнении. Так вот, по основным показателям с ГОПБ сопоставима менее известная, но тоже федерального статуса Государственная центральная научная медицинская библиотека (ГЦНМБ). У нее, в отличие от ГОПБ, десятки тысяч читателей (пользователей) и сотни посещений и книговыдач в день. Другими словами, среди 9 библиотек страны, имеющих федеральный статус, практически одна – ГОПБ – фактически не имеет читателей.

Налицо расхождение между богатейшим и уникальным фондом и способностью ГОПБ оправдать свое назначение: восприниматься как книжный храм, а не как хранилище недоступных читателю ценностей.

Поговорим и о самих ценностях.

По данным 1990 года библиотечные фонды насчитывали 2223000 единиц хранения, в том числе 1090000 книг, из которых около 400000 относились к числу редких.

Известно, что в 1991, 1992 годах и позже в ГОПБ свозились библиотеки партийных органов. Книги привозились «камазами». Они должны были пополнить библиотечный фонд или нет?

На протяжении всех лет ГОПБ получала «обязательный экземпляр». По заявлению И.Б. Цветковой, до 300000 наименований в год. Повлияла ли эта литература на увеличение книжного фонда?

Библиотеки плохо финансировались, но все же какая-то литература приобреталась. Что было приобретено и сколько?
Сколько наименований осталось в фонде редких книг?

Откройте официальный отчет о деятельности ГОПБ по итогам работы в 2000 году и вы узнаете: за 11 лет изменений почти не произошло. Библиотечные фонды сохранились на уровне 1991 года и оцениваются на языке «примерно 2,3 млн. ед.хр.», «около 2,5 млн. экз.» и т.п. По самым скромным подсчетам фонды должны были удвоиться. Но этого не произошло. Почему?

МГСУ из месяца в месяц направляет предложения о сотрудничестве. В основе своей они сводятся к тому, чтобы объединить усилии Минтруда и Минкультуры РФ, ГОПБ и МГСУ, создать Российскую национальную социальную библиотеку, сохранить ее статус федеральной библиотеки, возложить на Минтруд ответственность за ремонт, содержание и эксплуатацию помещений, на Минкультуры – за организацию библиотечной работы на современном уровне. МГСУ готов передать ГОПБ два читальных зала и книгохранилище в той пристройке, которая вводится в строй к 1 сентября т.г., доплачивать сотрудникам библиотеки за обслуживание студентов и сотрудников МГСУ. Уже сейчас университет передал ГОПБ часть своих помещений, предложил вариант усиления режима сохранности книг, включает в план развития материальной базы строительство в 2004 году книгохранилища площадью 2000 кв. м и т.д.

Ни на одно из этих предложений ответа нет.

Позицию представителей Минкультуры РФ трудно понять. Но некоторые предположения допустить можно. Вероятно, служебное беспокойство вызвало то, на территорию В. Пика, 4 пришел университет. Точнее, пришли читатели, именно те, для кого создавались хранилища, накапливались сокровища, открывались библиотеки – союзники университетов в деле народного просвещения, увеличения интеллектуальных ресурсов нации. Очевидно, тревожат неизбежное увеличение штатной численности с 55 человек до минимально необходимой (не менее 250), выделение средств на организацию библиотечного обслуживания на современном, а не на «допотопном» уровне. Серьезных затрат требует капитальный ремонт тех 9.000 кв.м, которые занимает библиотека.

Не исключено, что кого-то беспокоит реальное несоответствие между каталогом и книжным фондом. Прежде чем получить книгу, читатель отправляется в зал каталогов, чтобы ее заказать. Наверное, кто-то опасается того, что надежды читателя могут не оправдаться, и книги в хранилище не окажется. Университет – это десятки тысяч читателей. Что делать, если и разочарованных придется считать не десятками, а тысячами? Очевидно, проводить инвентаризацию. И отвечать на вопрос: что пропало, почему, кто виноват…

Буду рад, если предположения не оправдаются. Но тогда почему новый директор вступил в должность без проведения инвентаризации? Почему обсуждаются вопросы о передаче фондов другим библиотекам? Почему высокие должностные лица идут на ликвидацию уникальной библиотеки?

В сложившейся ситуации есть кому и есть за что отвечать. В точном соответствии с должностью и содеянным.