О нас пишут


Тверская, 13

«Тверская, 13», № 46, 15 апреля 2003.

ПОХИЩЕНИЕ УТОПИИ

МГСУ - ровесник новой российской государственности. Он создан постановлением правительства РФ 25 ноября 1991 года. Свою историю МГСУ начинал с 586 студентов, 6 кафедр, 154 преподавателей и сотрудников. За 11 лет МГСУ стал крупнейшим государственным университетом России. На 28 факультетах в Москве, 70 филиалах на территории России, в 9 международных центрах социального образования в странах Балтии и СНГ учатся более 65 тысяч студентов, на 87 кафедрах работают около 3 000 преподавателей и сотрудников. По итогам III Всероссийского конкурса «Российское учреждение высокой социальной эффективности» МГСУ признан победителем в номинации «Наука и образование».

МГСУ - университет и новый, и молодой. Его единственная проблема - недостаток площадей. При норме 12-14 квадратных метров в МГСУ на одного студента приходится менее 7. Мы располагаемся в Москве по 12 адресам, занимаем более 80 000 квадратных метров. На площадях университета нет ни одного арендатора. Для того чтобы накопленный научно-педагогический потенциал воплотился в образовательные программы, университету требуется еще более 60 000 квадратных метров. Правда, недавно принято решение о передаче университету строений по улице Вильгельма Пика, 4. Как расценивает принятое решение Ректор МГСУ, заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор исторических наук, профессор Василий ЖУКОВ? С этого вопроса началась беседа нашего корреспондента с ректором.

- Московский государственный социальный университет расценивает принятое решение, с одной стороны, как реакцию правительства России на масштабы и качество подготовки специалистов для социальной сферы и органов управления ею. А с другой - как возложение на МГСУ ответственности за восстановление исторического комплекса зданий и их использование в интересах развития отечественной науки и социального образования.

В течение десяти лет и здание Коминтерна, и другие строения бывшего Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (ИМЛ) использовались в основном коммерческими структурами. За это время многое утрачено: пришла в запустение территория, нуждаются в капитальном ремонте все корпуса, появились всевозможные ангары, складские помещения и другой самострой, один из корпусов оказался в аварийном состоянии. Находившиеся в зданиях помимо трех десятков коммерческих учреждений две государственные структуры не располагали финансовыми возможностями для обеспечения жизнедеятельности комплекса зданий, их своевременного ремонта. Коммерсантов состояние зданий не интересовало вообще.

- Василий Иванович, как к вашим действиям относятся находящиеся в помещениях коммерческие структуры? Неужели содействуют восстановлению?

- Относятся по-разному. В первом корпусе до нашего прихода было 6 арендаторов и 25 субарендаторов, а из 7123 квадратных метров площадей свободной была одна комната площадью 13 "квадратов". Сейчас к переезду готовится последняя организация. Надеюсь, к середине мая будут освобождены и те 316 квадратных метров, которые она занимает. Аналогичная ситуация и во втором корпусе. Наибольшие трудности возникли не в отношениях с представителями мелкого и среднего бизнеса, а с руководством Государственной общественно-политической библиотеки (ГОПБ) и представителями Министерства культуры России.

- Речь идет о бывшей библиотеке ИМЛ при ЦК КПСС?

- Речь идет об уникальной национальной библиотеке страны, не имеющей аналогов в мире. В ней хранятся ценнейшие коллекции книг и периодики, приобретенные в западноевропейских странах еще в двадцатые годы. В фонде библиотеки свыше 200 тысяч редких изданий. Среди них - коллекции документов Парижской коммуны, документы и периодика I Интернационала, Коминтерна, литература по истории революционного движения в России. Большую научную и культурную ценность имеют коллекции по экономической, социальной, политической и культурной истории стран Европы и Америки. Библиотека обладает наиболее полным в России собранием по истории мирового, в том числе отечественного, общественно-политического движения. Библиотечный фонд превышает 2 миллиона единиц хранения, в том числе 1 090 000 книг.

- Как говорится, сам бог велел тесно сотрудничать университету с библиотекой. Ведь ее социальный профиль совпадает с основными направлениями научной и образовательной деятельности МГСУ.

- Именно это мы и заложили в проект договора о сотрудничестве. Министерству культуры РФ и директору библиотеки мы передали его еще в октябре прошлого года. Прошли месяцы, а ответа на наши предложения нет, но появились ... претензии к университету: центральный вход и единственный лифт нужно передать библиотеке в исключительное пользование, а университету предоставить возможность пользоваться запасным, пожарным выходом; обеспечить строжайший пропускной режим, фактически изолирующий помещения библиотеки от студентов, аспирантов, докторантов и сотрудников МГСУ.

Руководство ГОБП делает вид, что эта библиотека - не для рядового читателя, а для элиты. Но времена закрытости, многозначительности, таинственности прошли. Современная элита - это часть населения страны, стремящаяся к знаниям, а не каста, наделенная монопольным правом на удовольствия. В том числе и от изучения раритетов.

Ректорат университета передал представителями Министерства культуры список студентов-инвалидов, наличие которых исключает возможность монополизации библиотекой центрального входа и широкой лестницы, ведущей в помещения университета, обратил внимание не только на необходимость гуманного отношения к студентам-инвалидам, но и на ущербность позиции, которая допускает пренебрежительное отношение к ученым и сотрудникам университета, среди которых нет людей, менее достойных уважения, чем работники библиотеки.

- Василий Иванович, боюсь, без некоторых пояснений наш читатель не сможет понять, какое значение имеет лестница для отношений университета и библиотеки.

- Вопрос о лестнице для библиотеки не имеет значения: внутри помещений ГОПБ лестниц хватает. Речь идет о той единственной, по которой можно подняться и в помещения университета (на все 4 этажа), и в главный читальный зал, и зал каталогов ГОПБ. Никаких других лестниц для читателей нет. Понять, почему ее нужно перекрыть, нормальный человек не может. Если, конечно, речь идет о библиотеке, а не о режимном предприятии.

Для университета главная лестница имеет особое значение: только она может быть оборудована пандусами. Ширина запасных, пожарных пролетов не превышает 120 сантиметров и исключает такую возможность. Наконец, к этой лестнице примыкает один из четырех лифтов, расположенных во втором корпусе. Пользоваться тремя другими лифтами могут только сотрудники библиотеки.

- Вам понятны мотивы такой позиции?

- Понять мотивы поведения представителей Министерства культуры России без внимательного изучения всей совокупности проблем, касающихся библиотеки, невозможно. Потребовалось изучить и периодику, и документы. Картина, скажем сразу, нарисовалась малопривлекательная. "Защитники" библиотеки не поленились вылить ушаты грязи на Минимущества России, на десятки других "невежд", посягнувших на "национальное достояние России", то есть на библиотеку.

Внесу ясность: библиотека - это учреждение, где читатель встречается с книгой. Если книга есть, а читателя нет - это не библиотека. Это книгохранилище, склад. В библиотеке книга - сокровище. Книга на складе - товар. Первое - бесценно, второе имеет цену.

Вызывает сожаление и возмущение то, что книжный склад по улице Вильгельма Пика, 4, грабили на протяжении многих лет. Известно, что более 2 000 редчайших книг вывез и продал некто Горелов. Кто и сколько вынес еще, никто не знает. Поразительно, но руководители и ведомства, и библиотеки чуть ли не гордятся тем, что у них украли даже "Утопию" Т. Мора. Вопиющее происшествие преподносится как результат безответственного отношения к библиотеке, а не как ЧП, случившееся в ней самой.

- Можно об этом рассказать подробнее?

- В ГОПБ хранилась не просто книга, а уникальное, не имеющее цены сокровище - "Утопия", изданная на латинском языке в 1516 году. Известно, что таких книг в мире сохранилось только четыре.

В библиотеках, имеющих отделы редких книг, установлены специальные правила обслуживания читателей, гарантирующие сохранность раритетов. В частности, книгу можно получить по читательскому билету, пользоваться ею разрешается не в общем, а в читальном зале отдела редких книг, выдаваемая книга записывается в отдельный журнал с указанием даты, автора, названия, инвентарного номера, фамилии сотрудника, выдавшего издание. О выносе книги не может быть и речи. И еще одно: сотрудник, дежурящий в зале, обязан там находится постоянно, сопровождая читателя при входе и выходе из отдела редких книг.

В случае с названной книгой произошло нечто, не имеющее объяснения. Во-первых, какие слова нашел читатель для доказательства того, что его познавательные потребности может удовлетворить только изданная в 1516 году на латинском языке книга, почему его не устраивает издание на русском языке из любой библиотеки, начиная с сельской? Во-вторых, почему заявку на книгу приняли от человека, не являвшегося читателем библиотеки? В-третьих, почему вместо читательского билета приняли паспорт, оказавшийся подложным? Проявлена руководителями библиотеки халатность или созданы условия для хищения? Кто привлечен к ответственности за утрату уникального издания стоимостью не менее 150 000 долларов? Ответов на эти вопросы не прозвучало.

- Мне самому приходилось читать в прессе о мужественной борьбе ГОПБ со всякого рода противниками, но в этих публикациях нет ни слова о главном: какую работу проводит библиотека, какие современные виды услуг она оказывает?

- Решающее значение для оценки деятельности библиотеки имеют количество читателей, посещаемость, число ежедневных книговыдач и т.д. Из официального отчета Минкультуры РФ узнаем, что в 2000 году библиотека имела всего 2100 пользователей, обслуживала в день лишь 42 посетителя (мы знаем, что эта цифра завышена в 40 раз). Все познается в сравнении. Так вот, по основным показателям с ГОПБ сопоставима менее известная, но тоже федерального статуса, Государственная центральная научная медицинская библиотека. Но у нее в отличие от ГОПБ не 2 тысячи читателей, а 55 000, 250 посещений в день и 950 книговыдач. Во Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы читателей 144 041 человек, 1073 посещения в день, 7498 ежедневных книговыдач. Другими словами, среди девяти библиотек, имеющих федеральный статус, лишь ГОПБ практически не имеет читателей. По этому показателю она может быть отнесена по классификации Центральной библиотечно-информационной комиссии Министерства образования России к четвертой категории вузовских библиотек, обслуживающих от 1000 читателей до 4500.

Налицо расхождение между богатейшим и уникальным фондом и способностью ГОПБ оправдать свое назначение восприниматься как книжный храм, а не как хранилище недоступных читателю ценностей.

- Василий Иванович, вы лично можете объяснить позицию Минкультуры России?

- Было бы неплохо, если бы работники Минкультуры России сделали это сами. Но надеяться на искренность, пожалуй, не стоит. Позволю себе высказать лишь некоторые предположения. Вероятно, служебное беспокойство вызвало то, что на территорию по улице Вильгельма Пика пришел университет. Точнее, пришли читатели, именно те, для кого создавались хранилища, накапливались сокровища, открывались библиотеки – союзники университетов в деле народного просвещения, увеличения интеллектуальных ресурсов нации. Для их профессионального обслуживания нужно в 5-6 раз увеличить штат, в 3-4 раза - бюджетное финансирование. А это хлопоты.

Не исключено и то, что может тревожить несоответствие между каталогом и книжным фондом. Прежде чем получить книгу, читатель отправляется в зал каталогов, заказывает книгу, затем получает. Наверное, кто-то опасается, что надежды читателя могут не оправдаться и книги в хранилище не окажется. Университет – это десятки тысяч читателей. Что делать, если и разочарованных придется считать не десятками, а тысячами? Очевидно, проводить инвентаризацию. И отвечать на вопросы: что пропало, почему, кто виноват?

Не исключено, что в Минкультуры России кто-то готовится к приватизации ГОПБ. В таком случае понятно стремление, во-первых, не допустить в библиотеку читателя, во-вторых, захватить как можно больше площадей. Всему этому университет помеха.

Под влиянием того, что связано с титанической борьбой за возвращение народу Бремена коллекции капитана Балдина, возникает и еще одно предположение. В хранилищах ГОПБ есть не только книги из личных библиотек Ленина, Сталина, Троцкого, Бухарина, не только собрания сочинений лидеров мировой социал-демократии, но и «трофейная» литература. Почему бы не проявить политический альтруизм и не передать Германии, например, «незаконно вывезенные» из нацистской страны сокровища? Парижу – обширную коллекцию, отражающую историю Великой французской революции? Лондону, Амстердаму и Вене – историю буржуазных революций середины ХIХ века? Америке – уникальное собрание сочинений из росики и советики? Центры по детальному изучению России в США никто не закрывал. Я где-то читал, что в ГОПБ собрана литература на 96 языках народов мира. Если к отечественному достоянию подойти с позиций «бременского синдрома», то есть с кем и о чем договариваться.

Словом, версий более чем достаточно. Во всяком случае больше, чем фантазий некоторых представителей Министерства культуры по поводу мотивов деятельности МГСУ и его ректора.

- Хочу задать традиционный вопрос: что делать?

- Было время, когда министр культуры России проявлял интерес к ГОПБ: на работу из Санкт-Петербурга в Москву пригласили нового директора библиотеки, на 70 ставок увеличили штатную численность сотрудников, выросло бюджетное финансирование, появились средства на ее развитие. Все это признаки нового отношения к подведомственной организации.

Министр – фигура крупная и многоплановая. Часть проблем можно было бы решить за счет корректировки позиции и поведения его подчиненных. Например, не вводить в заблуждение администрацию президента России и общественность. Не искать врагов там, где их нет. А найти средства для проведения капитального ремонта с заменой инженерных сетей, электропроводки, отопления, полностью укомплектовать штат, заняться организацией библиотечного дела на современном, а не допотопном уровне. А главное – открыть двери читателю. Другими словами, превратить ГОП-склад в Государственную общественно-политическую библиотеку в целях обогащения отечественной культуры, развития науки и образования.

Беседу вел

Иван ВАСИЛЬЕВ