О нас пишут


Мировой кризис: экономика и социология глобальных процессов

Обрушившийся на все страны мира кризис - явление многофакторное и многомерное. Его главная особенность состоит в том, что он является системным, а по времени совпадает с началом шестого технологического уклада. Есть основания полагать, что он вызван действием нескольких взаимосвязанных причин.

Во-первых, кризис носит мировоззренческий характер и свидетельствует о том, что надежды населения не оправдала ни одна из теоретических доктрин, положенных в основу развития цивилизации. Либеральные и коммунистические версии потерпели крах, социал-демократические взгляды требуют основательной ревизии.

Ещё большее значение имеет то обстоятельство, что кризис, воспринимаемый, в основном, с точки зрения материалистической, на самом деле носит нравственный, интеллектуальный, культурологический, экологический, духовный характер. В России масштабы его проявления породили деградация культуры, дефицит духовности, девальвация семейных ценностей, разрушение фундаментальной, отраслевой и прикладной науки. Экономика и политика утратили своё главное качество - нравственность.

Во-вторых, кризис безусловно носит ярко выраженный финансовый характер. Терпит крах Ямайская финансово-денежная система, пришедшая в 1971 году на смену Бреттон-Вудским соглашениям 1944 года. Главная причина финансового кризиса - перепроизводство основной мировой валюты, т.е. доллара США.

Финансовая система, основанная на долларе, в течение четверти века штамповала деривативы (производные финансовые инструменты). К 2007 году деривативы стали многолики. Тысячи разновидностей таких теоретических финансовых инструментов трансформировались в деривативные контракты стоимостью примерно в 516 трлн. долларов США, что в 8 раз превышает мировой ВВП.

Списание безнадёжных долгов и плохих активов - болезненный и неприятный процесс, но без этого оздоровить мировую финансовую систему невозможно. Необходимо, как это предлагает В.В. Путин, освободиться от "виртуальных денег, дутых отчётов и сомнительных рейтингов".

Свою роль в глобализации кризиса сыграл финансовый эгоизм США, чудовищный дефицит бюджета.

Президент США Барак Обама представил бюджет на 2010 год в размере $3,6 трлн. При этом ожидается, что бюджетный дефицит в текущем году станет самым большим со времен Второй мировой войны и достигнет $1,75 трлн.

Если названные совокупности причин имеют гносеологическую, теоретико-идеологическую и финансовую природу, то ещё одна и главная в очередной раз порождена сменой технологического уклада развития цивилизации.

Основное средство вывода любой страны из кризиса - масштабное финансирование фундаментальной науки, системы образования и отраслей, обеспечивающих переход экономики страны на новый технологический уровень.

I. Антикризисный потенциал стран мира*

Системный кризис привёл в действие колоссальный интеллектуальный капитал, а ответственный анализ состояния мировой финансовой и социально-экономической системы предопределил реконструкцию её либерально-демократического построения.

В мире нарастают не только противоречия. Появились признаки региональной, национальной и конфессиональной консолидации и солидарности в новой конфигурации.

Таблица №1

Доля ведущих стран мира по основным показателям такова

№ п/п

Страна

Население в %

ВВП по ППС в %

Мировая торговля в %

Военные расходы в %

1.

США

4,7

21,4

8,4

57,0

2.

Китай

20,5

10,9

11,3

4,9

3.

Япония

 

6,6

5,1

4,9

4.

Индия

17,4

4,6

1,0

2,4

5.

Германия

1,3

4,4

9,5

4,0

6.

Великобритания

0,9

3,3

3,1

5,8

7.

Франция

1,0

3,2

4,0

5,5

8.

Россия

2,3

3,2

2,6

2,5

9.

Италия

0,9

2,8

3,5

3,2

10.

Бразилия

2,9

2,8

1,2

1,0

С точки зрения населения, на долю США и их союзников приходится 9,9 процента, т.е. одна десятая часть всех живущих на планете. Однако на их счету 80,4 процента мировых военных расходов, 41,7 процента мирового ВВП и 33,6 процентов мировой торговли.

На долю Китая, Индии, Бразилии и России приходится 43,1 процента населения, 21,5 процента мирового ВВП, 16,1 процента всей торговли и только 10,8 процента мировых военных расходов.

Другими словами, доля США и их союзников превышает долю стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) в области военных расходов в 8 раз, в мировой торговле и в мировом ВВП - почти в 2 раза. По количественным параметрам человеческого потенциала впереди - население стран БРИК.

Безусловно, по реальной экономической, военной, технологической мощи у США соперников нет. Но общая картина мира меняется, создавая условия для формирования мультицивилизационной системы, в которой США будут ещё не одно десятилетие преобладать, но уже не в состоянии безраздельно господствовать. Заметными центрами международного взаимодействия становится Европейский Союз с лидирующим положением Франции и Германии, а также Китай, Индия, Россия, Бразилия. Появляются контуры новых международных объединений государств. Всё это - признаки новой межгосударственной консолидации, опираясь на которую цивилизация может прийти к более устойчивому развитию и не силовому взаимодействию, в рамках которого конкуренция будет обеспечивать прогресс и не порождать конфронтацию.

Начавшийся в мире новый технологический цикл создаёт благоприятные условия для роста благосостояния всех стран мира, особенно Китая, России, Индии, Бразилии, ряда других стран.

Уже сейчас доля стран в таком стратегическом направлении, как глобальная энергетика, такова:

Таблица № 2

Страна

Производство энергии

Потребление энергии

Добыча газа

Добыча нефти

Китай

14,3

16,8

2,4

4,8

США

14,2

21,3

18,8

8,0

Россия

10,3

6,2

20,6

12,6

Индия

3,7

3,7

1,0

1,0

Великобритания

1,8

2,0

2,5

2,0

Бразилия

1,6

2,0

0,4

2,3

Германия

1,2

2,8

0,5

0

Франция

1,2

2,3

0

0

Япония

0,9

4,7

0

0

Италия

0,2

1.6

0,3

0

По производству традиционных видов энергии на долю США и их союзников приходится 19,5 процента; на долю России, Китая, Индии и Бразилии - 40,2 процента. В области производства энергии Китай уже опережает США. По добыче газа ситуация аналогична: на долю США и их союзников приходится 22,1 процента, страны БРИК- 24,4 процента. Нефти США и их союзники добывают 10 процентов. Россия и страны БРИК - 20,7 процента, т.е. в 2 раза больше.

Это означает, что на старте нового технологического цикла, связанного с использованием новых видов энергии, в том числе солнечной, водородной и иной, Россия и страны БРИК обладают большей устойчивостью и достаточным резервом времени для научной и внедренческой деятельности, для перехода на новый инновационный уровень.

Дополнительные возможности для опережающего инновационно-технологического прорыва странам БРИК, особенно Китаю, создают золото-валютные резервы. В этом отношении доля стран такова:

Таблица №3

Страна

Золотовалютные резервы

США

1,0

Китай

22,8

Япония

14,5

Индия

4,3

Германия

2,2

Великобритания

1,4

Франция

1,7

Россия

7,0

Италия

1,4

Бразилия

2,2

Таким образом, на долю России и других стран БРИК приходится 36,3 процента мировых золотовалютных резервов, на долю США и их союзников - 22,2 процента. В условиях разразившегося мирового финансового кризиса это конкурентное преимущество может сыграть решающую роль.

Тенденции, связанные с ослаблением американского доллара и японской иены, наметившиеся в 1999 - 2006 годах, в течение 2007 и 2008 годов усилились. В 2009 году появились реальные возможности для создания обширных финансовых зон, основанных на рубле и юане как региональных резервных валютах, вытесняющих другие денежные единицы из сфер своего влияния.

В объёме международных валютных ресурсов США имеют лишь 0,96 процента.

Таблица №4

Международные валютные резервы (в млрд. дол. США)

Весь мир

7410,7

Китай

2000,0

Япония

977,7

Еврозона

530,1

Россия

455,7

Тайвань

278,1

Индия

245,8

Бразилия

207,5

Южная Корея

200,5

Сингапур

168,8

Гонконг

160,5

Алжир

149,8

Германия

124,2

Франция

113,0

Италия

104,2

Таиланд

101,7

Малайзия

97,7

Мексика

83,9

Иран

81,0

Турция

74,4

Швейцария

73,4

США

71,2

Великобритания

68,9

При согласованных действиях, особенно вынужденного характера, консолидация лишь четырёх стран (Китай, Россия, Индия, Бразилия), обладающих 2 905 млрд. дол. США, может привести к установлению нового мирового финансового порядка, при котором доллар (либо его преемник) окажется лишь одной из региональных и уже не господствующих валют.

II. Глобальный кризис и Россия: общее и особенное.

Первоначально всем, в том числе и руководителям страны, казалось, что Россию кризис если и затронет, то в лёгкой форме.

Когда кризис всё-таки на Россию обрушился, один из идеологов радикального либерализма и влиятельнейший политик А.Б. Чубайс заметил: "Мы, - т.е. Россия (В.Ж.), - оказались одними из самых подготовленных к кризису ... Если бы мы не были подготовлены, то падение рубля было бы не в 1,5 раза, а в 8 или в 10 раз".

Эти и другие высказывания отводили А.Л. Кудрину в начале кризиса место лучшего министра финансов в мире. Вскоре ситуация изменилась. Стало очевидным, что избежать кризиса России не удастся. В сентябре 2008 года объем промышленного производства вырос в России на 6,3 процента по сравнению с соответствующим периодом 2007 года, но уже в январе 2009 года соответствующий показатель составлял минус 16 процентов, в феврале - минус 13,2 процента, а в марте - минус 13,7 процента.

Строительство упало от плюс 9,8 процента в сентябре 2008 года до минус 20,7 процента в феврале 2009-го. Торговля снизилась с 14,3 процента роста до минус 2,4 процента. В настроении и поведении населения появились первые признаки ухудшения социальных условий жизни и деятельности.

К началу 2009 года о кризисе заговорили и руководители "Единой России".

Основания для этого были. К началу 2009 года фондовый рынок в развитых странах обрушился в диапазоне от 30 до 40 процента, а в России - уменьшился в 5 раз; в результате усилий Центрального Банка России, рассчитанных на борьбу с инфляцией путём "сжатия" денежной массы, предприятия и банки лишились оборотных средств, ликвидность стала главным дефицитом; заложенные в бюджете высокие социальные обязательства оказались под угрозой, поскольку цены на нефть опустились со 140 долларов за баррель до 34-35. Кроме того, стали очевидными невысокие адаптационные возможности практически всех отраслей к условиям глобального кризиса. Менеджмент, с невысоким коэффициентом управлявший экономикой страны в условиях роста, оказался беспомощным в кризисной ситуации.

Один из самых загадочных феноменов финансовой политики - колоссальные усилия, которые правительство России предпринимает для борьбы с инфляцией, и её неуклонный рост.

Параметры инфляции в разных странах не подтверждают отечественные экономические представления о том, что денежная эмиссия ведет к росту цен.

О том, как работают печатные станки в США, всем достаточно хорошо известно. Однако по состоянию на декабрь 2008 года инфляция потребительских цен в России составила 13,3 процента (выше только на Украине - 22,3 процента), а в США – 0,1%. Т.е., инфляции в стране, где доллар стоит дешевле бумаги, на которой он изображен, нет.

В других странах ситуация такова:

Таблица № 5

Инфляция потребительских цен в странах мира (декабрь 2008 г. к декабрю 2007 г., %)

Украина 122,3 Турция 110,1
Россия 113,3 Корея 104,1
Беларусь 113,3 Финляндия 103,4
Латвия 110,4 Норвегия 102,6
Казахстан 109,5 Италия 102,4
Литва 108,5 Дания 102,4
Эстония 107,5 Швеция 102,1
Болгария 107,2 Нидерланды 101,7
Румыния 106,4 Испания 101,5
Бразилия 105,9 Австрия 101,5
Словакия 103,5 Франция 101,2
Венгрия 103,4 Германия 101,1
Чехия 103,3 Португалия 100,7
Польша 103,3 США 99,9

Особую тревогу уже в декабре 2008 года вызывал рост цен на продукты питания. В течение одного года цены на продукты питания в Росси выросли на 17,7 процента. По сравнению с другими странами картина такова:

Таблица № 6

Россия 117,7 Дания 104,0
Финляндия 111,3 Словения 103,8
Литва 110,9 Бельгия 103,7
Мальта 110,2 Франция 103,2
Латвия 110,1 Люксембург 103,1
Кипр 108,6 Польша 103,1
Румыния 106,3 Австрия 103,0
Швеция 106,1 Венгрия 102,6
Эстония 105,4 Португалия 102,4
Болгария 105,3 Испания 102,2
Италия 104,2 Словакия 102,0
Греция 104,0 Чехия 98,5

Ещё одна проблема - физический износ и моральное старение основных производственных фондов. Низкими являются темпы обновления производственного потенциала.

Снижается конкурентоспособность экономики России. В 2000 году Россия занимала по этому показателю 55 место, а в 2006 - уже 75-е из 120-ти стран, по которым проводилось сопоставление.

В стране отсутствует целевой комплексный подход к построению инновационной экономики и национальной инновационной системы. Государственные инициативы фрагментарны.

С началом кризиса совпала и ещё одна неприятная для России особенность развития: финансово-экономические процессы в течение 2009 и последующих годов будут испытывать нарастающее напряжение в связи с наступлением времени платежей по кредитам. Как известно, Центральный Банк России, установив высокие процентные ставки по кредитам, вынудил российских предпринимателей кредитоваться за рубежом. Задолженность предприятий и банков России иностранным кредиторам сейчас превышает 500 млрд. долларов, из которых до конца 2009 года предстоит вернуть более 160 млрд. долларов, т.е. одну треть. Предприятий и банков, которым это будет по силам, в России нет. Нетрудно себе представить, какая часть экономики страны утратит национальный статус.

Таким образом, в социально-экономическом плане наиболее серьёзные проблемы носят внутренний характер и связаны с низким уровнем социально-экономического и технологического развития, что предопределяет необходимость переосмысления стратегии избранного курса, соответствующего возможностям страны.

Таким образом, потенциалом, необходимым для выхода России из глобального кризиса, страна располагает, но процессы его структурирования и организационного оформления далеки от завершения. Перенесение центра тяжести из области всевластия бюрократического аппарата в сферу демократического взаимодействия политических сил и общественных институтов - одно из важнейших условий проведения эффективной антикризисной политики.

III. Антикризисные меры и резервные мощности правительства России.

Антикризисные меры правительства России широко освещены, хорошо известны и частично проанализированы.

К началу 2009 года стали очевидны наиболее существенные просчёты в оценке кризиса. Во-первых, его нельзя было диагностировать как краткосрочный и сугубо финансовый. Во-вторых, нерациональными оказались меры, рассчитанные на "спасение" банковской системы. В-третьих, негативную роль сыграла ориентация на рыночные механизмы антикризисного реагирования, когда ситуация требовала жёсткого администрирования.

Весьма любопытно сопоставление антикризисных мер, предпринимаемых в России и других странах. Например, во всех странах мира снижена базовая ставка ЦБ (в США - до 0,25 процента, в Германии - до 2,25 процента, в Великобритании - до 2 процента, в Китае - с 7,6 процента до 5,3 процента), в России с 1 декабря 2008 года повышена до 13 процентов.

В мире началась национализация банков и других финансовых инструментов (Великобритания, США, и др.), в России - нет.

Ни в одной развитой стране мира нет интервенций на фондовом рынке, в России на эти цели выделены колоссальные средства.

В США, Великобритании, Китае, ряде других развитых стран не снижается налог на прибыль, в России - снижен на 4 процентных пункта.

Во всех странах повышаются налоги на богатство, в России - нет.

В странах мира не растут расходы на ВПК, в России, по примеру США, они увеличены на 50 млрд. рублей и на 20 процентов в 2009-2011 годах вырастет госзаказ.

Правительства США, Германии, Великобритании не снижают экспортные налоги, в России с 1 декабря 2008 года до 192 долларов за тонну снижены экспортные пошлины на нефть.

Во всех странах набирают силу административные формы регулирования отношений в треугольнике власть-бизнес-общество, в России - рыночные. И потому деньги, выделяемые правительством США банкам, под контролем государства расходуются для кредитования американской экономики. В России банкиры, получив колоссальные финансовые средства, руководствуются интересами корпоративной выгоды. Те деньги, которые всё же доходят до реального сектора экономики, используются не на инновации, а на консервацию технологической отсталости.

В странах мира деньги выделяют банкам, чтобы население могло выжить, в России - чтобы сохранялась возможность банкирам наживаться; во всем мире ограничиваются выплаты и бонусы "топ менеджерам" и дивиденды по акциям, в России - нет. "Золотые парашюты", на которых российские "топ менеджеры" опускаются из своих высоких кабинетов в российские коттеджи и зарубежные виллы, достигают 60 млн. руб. И это в стране, где пособие по безработице не достигает 5 000 руб. в месяц!

Во всём этом есть и свои плюсы, и свои минусы. Минусов больше.

Как действуют правительства различных стран мира в системном изложении, можно показать на примере Федеративной Республики Германии. Для ФРГ современный кризис - шестой по счёту в новейшей истории. Но и во времена первого из них (1949 г.), и сейчас правительство Германии: вкладывает средства в модернизацию производства; добивается роста конкурентоспособности товаров и расширения зоны их экспорта; не опасается роста дефицита бюджета; активизирует политику заимствований; за счёт бюджетной политики сохраняет рабочие места; поддерживает высокий потребительский спрос; снижает ставку рефинансирования; не останавливается перед национализацией банков и предприятий; уменьшает налоги для бедных и увеличивает налоговое бремя для богатых. Отличие между прошлым и настоящим одно - масштабы деятельности и суммы затрат.

Что же касается нашей страны, то складывается впечатление, что Правительство России никак не может поверить в то, что наступивший кризис имеет не столько внешнюю, сколько внутреннюю природу. Ставка на то, что в мире наступит промышленный подъём, начнется рост цен на энергоресурсы и всё станет на свои места само собой - не оправдается.

* * *

Авторская позиция сводится к утверждению того, что для обеспечения выхода из кризиса следует решить совокупность задач, имеющих, помимо глобального, два уровня.

 

Первый из них - региональный, социально-бытовой. Он связан с обострением социально-трудовых отношений, ухудшением социального самочувствия населения, снижением уровня жизни и т.д. Дальнейшее ухудшение уровня и качества жизни таит в себе реальную опасность перерастания финансового кризиса в социальный, ставит под угрозу демократические завоевания России и может обострить ситуацию до неконтролируемого конституционными способами состояния.

Для решения этой совокупности задач необходимо кардинально изменить социальную политику государства и повсеместно осуществлять те меры, которые характерны для Правительства Москвы.

Сейчас этот опыт стал достоянием многих регионов России.

Безусловно, региональная политика властей играет большую роль в социальной консолидации общества, однако в целом гармонизация социальных конфликтов - задача национальная. И с этой точки зрения, особое значение имеет второй, федеральный уровень, в рамках которого следует внести радикальные изменения в систему управления социальными процессами и социально-трудовыми отношениями, восстановить Министерство труда и социального развития, оптимизировать социальную политику государства. С нашей точки зрения, на федеральном уровне необходимо:

  • отказаться от монетаристской теории и направить основную часть финансовых средств на создание новой технологической базы для развития реальной экономики;
  • привести кадровую политику в соответствие с национальными интересами России, прежде всего с точки зрения профессионализма и способности бороться с коррупцией;
  • провести санацию коммерческих банков, сохранив их обязательства по отношению к вкладчикам (и юридическим, и физическим лицам) в полном объёме. При необходимости национализировать неэффективную часть банковской системы страны;
  • компенсировать дефицит оборотных средств предоставлением хозяйствующим субъектам кредитов по ставкам, близким к нулевым отметкам;
  • национализировать неэффективно работающие предприятия путём выкупа их государством с последующей приватизацией по справедливой, реальной стоимости;
  • обеспечить возврат той части кредитов, которые государство выдало банкам и другим субъектам, если они использовались в спекулятивных целях;
  • в связи с тем, что колебания курса доллара по отношению к рублю носят непредсказуемый характер, а для экономики России одинаково опасны как взлёты, так и падения курса доллара, правительству России, как это предлагает авторитетный французский экономист Жак Сапир, следует ввести прямые ограничения на валютные операции, ограничить покупки валюты за рубежом и ввести лимит на валютные накопления граждан;
  • ограничить поддержку государством только тех секторов экономики, которые обеспечивают занятость населения (госпредприятия, малый бизнес, сфера ЖКХ, быта, услуг и т.д.);
  • создать условия для замещения импортных товаров продукцией отечественного производителя;
  • установить государственное регулирование цен, а при ухудшении ситуации ввести государственную монополию на внешнюю торговлю;
  • отменить налог на добавленную стоимость;
  • кардинально изменить систему социального страхования;
  • реформировать налоговую политику (ограничить косвенные налоги, основное бремя которых лежит на потребителе, упорядочить систему прямого налогообложе­ния и т.д.).

Каждое из этих предположений может быть не только обозначено, но и обос­новано. Безусловно, наиболее спорным является предложение о национализации предприятий и банков. Следует подчеркнуть: если нет иного выхода, государство обязано национализировать крупные предприятия и целые отрасли, а также банки и другие финансовые институты для того, чтобы не допустить превращения соци­ального конфликта в политический. Именно так ещё в сентябре 2007 года посту­пило правительство Великобритании, страны с классической рыночной экономи­кой. Как только вкладчики банка Northern Rock ринулись закрывать счета, было принято решение национализировать банк. В дальнейшем практика национализа­ции финансовых институтов, предприятий и корпораций стала нормой антикризис­ных реакций правительств европейских и других стран. В США, например, ядро ан­тикризисных мер - подъём экономической активности и санация неэффективных предприятий и финансовых институтов. В том числе - путем национализации.

Поддержание в работающем состоянии промышленных предприятий имеет иск­лючительное значение для решения двух взаимосвязанных задач - социальной и технологической. Первая задача не позволит активной части населения оказаться на улице и включиться в акции протеста, вторая является базовым условием техни­ческого переоснащения и вывода предприятий на новый технологический уровень.

Долгосрочным национальным интересам России в большей степени отвечает максимальная государственная поддержка трёх основных секторов экономики: фи­нансовых институтов; высоких технологий; фундаментальной и прикладной науки.

Пока Россия существенно отстаёт от всех входящих в первую десятку стран.

Таблица №7

№ п/п Страна Расходы на НИОКР Пользователи ПК Пользователи Интернет Экспорт высоких технологий
1 США 31,4 24,2 17,3 14,6
2 Китай 15,6 7,4 10,8 19,4
3 Япония 12,8 7,8 7,5 7,6
4 Германия 5,8 5,5 4,1 8,6
5 Франция 3,9 3,6 2,6 4,4
6 Индия 3,7 2,1 5,6 0,2
7 Великобритания 3,6 4,2 3,3 5,1
8 Италия 1,7 2,9 2,6 1,5
9 Россия 1,6 2,7 2,3 0,2
10 Бразилия 0,7 2,6 2,4 0,5

По ключевому показателю - расходам на НИОКР - Россия уступает Китаю почти в 10 раз, США - в 20 раз.

Прогресс любой страны в ближайшие 2-3 десятилетия будет всецело зависеть от уровня развития информатики и телекоммуникаций; нано-индустрии; биотехнологий; когнитивных наук. При этом бурный рост каждого из указанных секторов бу­дет сопровождаться их взаимодействием, появлением конвергентных технологий с баснословным ростом производительности труда и качества получаемых материа­лов, товаров, продукции и разного рода услуг.

Несмотря на существующие противоречия, у России есть шансы использовать глобальный кризис для социально-экономического прорыва.

Особенность современного этапа глобального развития состоит не только в том, что кризис носит системный характер, охватывает финансовую, промышлен­ную, экологическую и иные сферы. В технологическом обновлении нуждаются и те страны, которые опережают Россию, и те, кто от неё отстаёт. От того, какие стра­ны и с какими результатами используют технологическую составляющую глобально­го кризиса, будет зависеть их место в глобальной системе финансовых, экономи­ческих, военных и других координат. Это как бы выравнивает стартовые позиции стран, обладающих потенциалом развития, и даёт России уникальный шанс. Она может, разрывая образовавшуюся дистанцию и не повторяя ступени развития США, Японии и ряда других государств, начинать развитие в равных с ними стар­товых условиях. В шестой по счёту технологический уклад Россия может войти, минуя даже не до конца пройденную дистанцию предыдущего, пятого уклада.

Вхождение в очередную стадию технологического развития возможно лишь на основе достижений науки, на базе экономики знаний и в русле политической ори­ентации на социальное государство.

С этой точки зрения нельзя не обратить внимание на ключевые слова, произне­сённые новым Президентом США Б. Обама в своём первом обращении к Конгрессу. "Не кризис определяет будущее нашей страны, - заявил Б. Обама. - Ответы на на­ши проблемы ...находятся в наших лабораториях и университетах" (выделено В.Ж.).

Там же, в академической, отраслевой и вузовской науке, в университетах и ла­бораториях находятся ответы на все вызовы, с которыми столкнулась Россия. Действительно, страна, которая станет лидером науки и образования, опередит другие государства во всех областях.

Для России сейчас самое главное - не упустить время. Иначе ждать, когда достой­ная человека жизнь, Родина и Россия встретятся в одном месте, придётся долго.

* В этой части доклада использованы материалы годичного собрания Российской Академии наук, подтверждающие авторские выводы и оценки. Наибольший интерес с этой точки зрения представляют доклады С.Ю. Глазьева, А.Д.Некипелова, С.М. Рогова и других крупных отечественных ученых.